Ю Ёнг-ги: луки и стрелы, полные силы, мягкости и изящества

Ещё в давние времена китайцы называли корейцев «восточными варварами , которые хорошо стреляют из лука» . В период Чосон (1392 – 1910 гг .) стрельба из лука прочно вошла в повседневную жизнь корейцев . Ею занимались все – от короля и его приближённых до простолюдинов , при этом стрельбу из лука считали способом самосовершенствования , средством укрепления и закалки духа и тела . Мастер Ю Ёнг – ги , который входит под № 47 в Список важнейшего нематериального достояния Корея , является мастером по изготовлению луков и стрел уже в пятом поколении . Можно сказать , что его любовь к лукам и стрелам так же глубока и сильна , как и история лучного дела в Корее.

51811459-350c-4b75-b3e6-58f254802b95

ПакХён  сук , писатель – фрилэнсер | Фотографии : СоХон  ганг

Считается, что подобно тому как книга есть вместилище частички души её автора, так и мастер со временем становится похож на создаваемые им произведения. Мастер Ю Ёнг-ги с его лёгкой, подтянутой фигурой, на которой нет ни грамма лишнего веса, с его ясными, пронзительными глазами, которые как будто могут заглянуть прямо в душу собеседника, похож на стрелы, которые он делает, – стрелы, попадающие точно в цель. Господин Ю свёл близкое знакомство со стрелами ещё в детстве, когда помогал отцу, подавая бамбук и фазаньи перья, или просто играл со стрелами. И теперь, когда мастеру уже перевалило за 70, он до сих пор не выпускает из своих рук стрелы.

– Когда мне было 15 лет, разразилась Корейская война (1950 – 1953 гг.). Нам пришлось покинуть наш дом и спасаться бегством. Я помню, что мой отец бросил документы на дом и всё имущество, взяв с собой только свои инструменты для изготовления стрел. Тогда я не мог понять этого поступка отца. Понял только со временем, повзрослев. Ведь для мастера, который делает луки и стрелы, инструмент – это, фактически, и есть сама жизнь. Мне уже за семьдесят, а я ещё так и не смог создать свою лучшую стрелу. Ведь стрела – дело такое: совершенства достичь очень тяжело. Поэтому пока не создам идеальную стрелу, которая будет удовлетворять меня по всем параметрам, так, видимо, и не смогу остановиться, буду продолжать делать стрелы.

То, что объединяет меткость, лук, стрелу и человека

Родина мастера Ю Ёнг-ги – деревня, которая славится своими стрелами в провинции Кёнгги начиная с периода Чосон. Здесь отец мастера Ю Ёнг-ги, Ю Бок-сам, управлял мастерской по изготовлению стрел, которую получил в наследство от своего отца, прадеда мастера Ю Ёнг-ги. В те времена мастер Ю Бок-сам был известен по всей стране как лучший изготовитель стрел, он поставлял стрелы на все знаменитые стрельбища государства. Узнав о высокой репутации этого мастера, со всех уголков Кореи в деревню съезжались покупатели стрел.

– Говорят, что хорошая вещь получается из хорошего материала. Если говорить о стрелах, то, помимо этого, мастер, изготовляющий стрелы, должен ещё хорошо знать стрелка, который будет эти стрелы использовать. Нужно встретиться с ним лично, как следует изучить, что он за человек по характеру, по темпераменту, посмотреть на его телосложение, длину рук, оценить их силу и т.д. Ведь разным людям подходят разные стрелы. Только тогда, когда лук, сила человека и вес стрелы находятся в гармонии, стрела точно поражает цель. Нельзя сделать хорошую стрелу, встретившись с лучником, для которого её делаешь, лишь раз или два. Нужно встречаться несколько раз и тщательно изучить все моменты. Для того, кто делает стрелы, особенно хорошим учителем может стать заказчик, который любит стрельбу из лука, разбирается в изящных искусствах и получает от них удовольствие. Ведь используя твои стрелы в деле, он может рассказать тебе о тех моментах, которые почувствовал, и тем самым дать тебе возможность сделать стрелы ещё лучше, повысить мастерство. В общем, мастер и клиент должны понимать друг друга, дышать в унисон.

Одно время у мастера Ю было много клиентов, которые приезжали в его мастерскую и были для мастера одновременно и учителями, и друзьями, которые признавали талант друг друга. В наши дни их число значительно убавилось, однако попрежнему к мастеру приходят лучники за стрелами для своих луков. И оценки, которые они высказывают, говоря, что эта стрела немного тяжеловата, а та, наоборот, слишком лёгкая, становятся для мастера «работой над ошибками», задачами, которые нужно непременно решить. Мастер Ю говорит, что радость от того, что всё-таки справился с той или иной задачей, можно сравнить с тем чувством, которое испытывает лучник, поразив стрелой мишень, и погружается в приятные воспоминания.

В традиционном обществе стрельба из лука была занятием по смыслу и значению гораздо большим, чем просто ещё одним видом боевых искусств, поскольку наряду с этикетом (ритуалами), музыкой, верховой ездой, каллиграфией и математикой считалась одним из «шести умений» (ЛШ). И даже в конфуцианских классических текстах стрельбу из лука представляли как способ совершенствования духа и тела. Так, китайский философ Мэн-цзы (предположительно 372 г. до н.э. – 289 г. до н.э.) говорил: «Стрельба из лука служит воспитанию добродетели. Ведь поразить цель можно только тогда, когда стрелок выправит свою осанку, приведя в согласие дух и тело». В классическом китайском древнем источнике «Ли цзи» («Записки об обрядах»; it la ) также говорится следующее: «С древности считается, что во время стрельбы из лука проверяется добродетель человека, потому что дух лучника помогает обрести добродетель. Поэтому, упражняясь в стрельбе из лука, благородный муж сохраняет в себе этот дух, порождающий добродетель». Тем самым подчёркивалось, что цель стрельбы из лука состоит в воспитании духа. Стрельба из лука, которой в Корее занимались ещё во времена палеолита, достигла своего расцвета в период Чосон, когда ею стали заниматься буквально все – от короля до простолюдинов. Мастер Ю вспоминает, что ещё в 1960-х и вплоть до 1970-х гг. в каждой деревне проводили соревнования по стрельбе из лука.

– Говорят, что только прямая стрела достигает цели. Ведь только «распрямив» и тело, и душу, собравшись в единое целое, можно, выпустив из лука стрелу, поразить мишень. Для воспитания духа и тела нет ничего лучше, чем стрельба из лука. Когда стало понятно, что это искусство начинает понемногу исчезать из нашей жизни, я создал музей. Ко мне в музей часто приходят дети, упражняются в стрельбе, а потом часто спрашивают: «А есть здесь Чумонг?» (легендарный основатель Когурё, известный своим мастерством стрельбы из лука; правил страной с 58 г. до н.э. по 19 г. н.э.). Меня всегда до глубины души трогает их непосредственность и простодушие. Конечно, Чумонга среди нас давным-давно нет. Но ведь в этих детишках течёт его кровь, а значит – каждый из них и есть Чумонг. Я обычно им так и говорю: «Вы сами и есть Чумонг».

В мае 2001 г. мастер Ю Ёнг-ги открыл Музей луков и стрел Ёнгчип. В нём выставлено более 200 экспонатов, представляющих собой образцы луков и стрел с Востока и с Запада. Здесь также выставлена воспроизведённая копия древнего корейского оружия «сингичжон» – метательного огнестрельного оружия периода Чосон, из которого можно было выпустить одновременно более 100 снарядов.

Упрямство и страсть, не знающие компромиссов

Корейские стрелы в целом делятся на две разновидности: стрелы из бамбука – «чукчон» – и стрелы из дерева – «мокси». В государстве Когурё (37 г. до н.э. – 668 г.), находившемся на севере Корейского полуострова, стрелы делали из древесины леспедезы, ивы или берёзы. Сохранились сведения о том, что произведённые в Когурё стрелы из леспедезы отличались уникальными свойствами. Деревянные стрелы, которые были распространены в период Коре (918 – 1392 гг.), по сравнению с бамбуковыми стрелами были сложнее в производстве, к тому же они были тяжелее своих бамбуковых собратьев и поэтому не могли похвастаться дальностью полета. Из-за этих недостатков с наступлением эпохи Чосон (1392 – 1910 гг.) производство деревянных стрел значительно сократилось, а в современной Корее стрелы изготавливают главным образом из бамбука. Бамбук одновременно обладает силой и гибкостью, поэтому он даёт возможность лучнику тщательно скорректировать прилагаемую во время натягивания тетивы силу и направление полёта стрелы, и, таким образом, является идеальным материалом для изготовления стрел.

Появлению на свет стрелы предшествует трудный и сложный процесс. Для начала ежегодно, начиная с конца ноября, в течение месяца мастер ездит по стране в поисках подходящего для изготовления стрел бамбука. Затем найденные бамбуковые стволы сушат в тени в течение более чем 50 дней. После этого с них всю ночь напролёт снимают кору, обжигают на углях,стачивают сочленения и сортируют.

– Бамбук лучше брать тот, что вырос на побережье, а не в горах. Хорошим материалом являются бамбуковые стволы примерно двухлетнего возраста с равномерной толщиной и без дефектов на сочленениях. Отобрав такие стволы, я разрезаю их на заготовки длиной примерно 90 см. При этом нужно делать так, чтобы на одной заготовке было ровно три сочленения. В поисках хорошего бамбукового сырья я объездил буквально всю страну – от провинции Кангвон до острова Чечжу. Ведь из 100 тысяч стволов только около 5 тысяч могут стать подходящим материалом для стрел. Бывало, задашься целью сделать стрелу, а подходящего бамбука нет, вот и ходишь сутки напролёт в поисках хорошего сырья. Однажды, когда мне было около 40, в 1970-х годах, вот так обшаривал заросли бамбука на побережье, так меня пограничники приняли за шпиона. И всё равно ведь тогда и усталости не чувствовал, и не ленился, чтобы найти хорошее сырьё. Найдёшь, наконец, после тяжёлого дня подходящий бамбук, срубишь его, несёшь на спине, остановишься на минутку перевести дыхание, глянешь на вечернее солнце – и такое счастье, и нечего желать больше в жизни.

Когда основной материал для стрел готов, приступают к их изготовлению, используя железо, бычьи жилы, древесину леспедезы, рыбий клей, перья фазана и др. Сначала делают древко стрелы и наконечник, затем пяту с ушком, куда вставляется тетива, а потом прикрепляют оперение. Что касается оперения, которое ответственно за то, чтобы стрела летела в заданном направлении, то и тут не всё так просто. Ведь перьев от одного пойманного фазана хватает всего на 3 стрелы.

Да и варка из плавательных пузырей рыб рыбьего клея, которым прикрепляют наконечник стрелы, также достаточно трудоёмкая работа. Готовую стрелу несколько раз взвешивают на весах, чтобы отрегулировать её вес. Хотя кажется, что отполировать бамбуковое древко и прикрепить к нему наконечник достаточно просто, на самом деле, чтобы сделать одну стрелу, требует более 130 движений рук, поэтому даже если провести в мастерской не разгибаясь целый день, обычно удаётся сделать от силы 3 стрелы.

В Музее луков и стрел Ёнгчип, созданном мастером Ю Ёнг-ги, выставлены различные традиционные корейские стрелы, такие, например, как сигнальная стрела, издающая во время полета гул; боевая стрела, которая вполовину короче обычной; огненная стрела, которую предварительно зажигали; стрела, которую использовали для пересылки корреспонденции; охотничья стрела, к которой привязывали шнур, и др.

В Музее луков и стрел Ёнгчип, созданном мастером
Ю Ёнг-ги, выставлены различные традиционные
корейские стрелы, такие, например, как сигнальная
стрела, издающая во время полета гул; боевая
стрела, которая вполовину короче обычной;
огненная стрела, которую предварительно зажигали;
стрела, которую использовали для пересылки
корреспонденции; охотничья стрела, к которой
привязывали шнур, и др.

Мастер внимательно осматривает готовую стрелу.

Мастер внимательно осматривает готовую стрелу.

Однако современная реальность такова, что вслед за общей тенденцией нынешней эпохи, которая состоит в стремлении к практичности и массовому производству, традиционные бамбуковые стрелы оказались вытеснены дешёвыми, штампованными на машине пластиковыми суррогатами.

Сожалеющий по поводу этих изменений мастер Ю с целью повышения интереса к традиционным стрелам стал воспроизводить копии различных видов традиционных стрел, а в 1977 г. выпустил книгу, в которой собрал свои знания и опыт, описав различные виды традиционных стрел и технологии их изготовления, материал, необходимый для их производства, инструменты и оборудование и т.п. Среди воспроизведённых мастером традиционных стрел есть сигнальная стрела «хёси», создающая гул во время полета; боевая стрела «пхёнчжон», которыми стреляли из многозарядного арбалета, она имеет всего 30 см в длину, что составляет примерно половину от длины обычной стрелы; огненная стрела «хвачжон», которую предварительно поджигали; стрела «сечжон», которую использовали для пересылки корреспонденции; стрела «синчжон», которой передавали королевские приказы; охотничья стрела «чусаль», к которой привязывали шнур и использовали во время охоты, и др. Все эти стрелы выставлены в музее, созданном мастером Ю Ёнг-ги. Многолетний труд и усилия мастера, который в течение многих лет вкладывал в свою работу всю душу, получили долгожданное признание в 1996 г., когда мастер Ю Ёнг-ги первым из мастеров по изготовлению луков и стрел был внесён под № 47 в Список важнейшего нематериального достояния Кореи.

Пять поколений мастеров лука и стрел

Особенность корейских традиционных луков состоит в сочетании силы и гибкости. В качестве материала для изготовления луков используют бамбук, древесину дуба, шелковицы, рога буйвола, коровьи жилы. Рукоятку лука, а также оба конца обычно делают из дуба и шелковицы соответственно, однако среднюю часть, чтобы сделать её более гибкой, делают из бамбука. Бамбуковые вставки укрепляют с внешней и внутренней стороны, используя бычий рог и коровьи жилы, которые приклеивают рыбьим клеем, сваренным из плавательных пузырей горбыля «миюй». Поскольку этот клей не любит высокую температуру и влажность, летом в Корее луки не делают. Мастер объясняет, что сочетание отличающегося гибкостью бамбука и древесины шелковицы и дуба, известных своей прочностью, с другими материалами только подчёркивает достоинства используемого сырья.

70096562-6f13-4b38-b665-2a10c8f97ba5

2bb8bd87-bf5e-41f4-86f9-5b08e25d36db

9d3c5d57-b494-47ec-8c14-c6fa510c45fe

34f87e85-d743-4a29-bfd0-d20b8d18f40c

c37e6a8c-fde7-4d88-85a1-837d337208451af8d635-4a21-480f-a685-f4fff2b70dac

5a6bbecd-33ba-471a-9af2-dd423c7501ac

– Традиционные корейские луки отличает то, что среди них есть модель под названием «как-кунг» («как» – рог) – лук, изготовленный с использованием бычьих рогов и жил. Он относится к так называемому типу «канг-кунг», т.е. «сильный лук». Такие мощные луки отличаются большой дальностью полета выпускаемой стрелы. По своей мощности и пробивной силе этот лук нисколько не уступает традиционным лукам других стран.

Сын мастера Ю Ёнг-ги – это уже пятое поколение мастеров луков и стрел в этой семье. Подобно тому, как сам мастер в своё время рос, играя с отцовскими стрелами, его средний сын Се-хён (43 года), заразившись отцовской страстью, бросил стабильную работу и решил продолжить семейный бизнес.

– Хотя я всю жизнь делаю луки и стрелы, сам стрелять из лука не умею. Но когда я в процессе работы держу в руках стрелы, я ведь тоже таким образом усваиваю какие-то жизненные уроки. Говорят, что хороший стрелок в момент стрельбы выглядит так, как будто танцует. Другими словами, только при помощи мягкости и гибкости можно управлять силой. Я думаю, и нашу жизнь мы должны проживать, следуя именно этому принципу, – говорит мастер Ю Ёнг-ги.

Осенним вечером, когда дует холодный ветер, мастер берёт в руки лук и стрелы и впервые за долгое время натягивает тетиву. В такие моменты своим обликом мастер напоминает реку, которая, не ведая преград, упрямо несёт свои воды, следуя единственному пути и никуда не сворачивая.

Источник: KOREANA, № 4, 2008 г.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

1 комментарий

  • Владимир:

    Отличная статья! Спасибо мастерам, до сих пор хранящим традиции древности!

Translate »