Юлия Ли: “Когда я жила на Земле…”

                                       Когда я жила на земле... (Фото)

 Владимир ЛИ

Передо мной тоненькая книжечка стихов в твердом  переплете, изданная в 1997 году в городе Кара-балта  Кыргызской республики.  В ней всего 43 стихотворения. Помнится,  кто-то  из  любителей  изящной словесности принес эту книжечку в редакцию только что открывшейся газеты «Коре синмун» и попросил ее сотрудников  познакомить читателей с удивительным творчеством  молодой  поэтессы Юлии  Ли.

Небольшая подборка стихов  в газете вышла весной 1998-го, в преддверии майских праздников. Отклики  на публикацию были самые,  что ни на есть,  восторженные. Да и сами сотрудники редакции, ознакомившись со стихами,  были приятно поражены поэтическим талантом Юлии.

С той поры прошло более полутора десятка лет. К сожалению, о  дальнейшей судьбе  Юлии Ли  мы ничего не знаем, а очень хотелось бы проследить ее творческий  путь. Нам известно только, что Юлии  тогда исполнилось 22, и что  многие годы после тяжелой катастрофы она была прикована к инвалидному креслу. Но у любого человека никогда не исчезает надежда, не уменьшается жажда жизни: при поддержке Академии наук Кыргызстана готовилась к выходу ее первая повесть. А еще Юлия мечтала поступить в университет и стать юристом…

Публикуя сегодня подборку стихов Юлии Ли со вступительным словом редактора издания Николая Теплова,  мы очень надеемся, что кто-то из – друзей, родственников, знакомых, работников  издательств и корейских  культурных центров, –  откликнется на нашу просьбу и пришлет на сайт «Коре-сарам.ру» хоть какие-нибудь  сведения о ее дальнейшей судьбе.

                                                          ДВА СЛОВА О ЮЛИИ

Поэты рождаются дважды. Но если о появлении младенца на свет узнают лишь родные и близкие, то о его рождении как поэта становится известно широчайшему кругу людей, а иногда и всему миру.

Юлия Ли вошла в поэзию неожиданно. Как летний дождь, вдруг среди дня зашелестевший в листьях.

 И в стихах ее пришло что-то от дождя, света, озорного ветра и тихой осенней грусти. Они заставляют по-иному, ее глазами, глянуть на обычные явления природы, движения человеческой души, тайны бытия. Они заставляют думать и с какой-то тонкой щемящей болью сожалеть о том, что не заметил этого сам, по прожилкам листа, упавшего на подоконник,  не научился разгадывать линии чьей-то судьбы.

Это тонкая лирика. Это поэзия.

Меня, ее первого читателя, почитателя и литературного редактора, согревает радость от того, что в мир пришла еще одна властительница  душ  человеческих, поэтическое слово которой будет всегда желанно людям и востребовано ими.

И еще приятно поражает то, что представительница корейской диаспоры пишет так тонко, образно и пленительно на русском языке, так умело пользуется этим сложным инструментом, что русскому  остается только завидовать ей доброй завистью.

Первая книжка. Первый выход в широкий мир. У Юлии возраст такой, что все происходит впервые. Как у родника, выбивающегося из-под камня, которому еще предстоит стать мощной рекой. Но здесь, у истока, вода бывает самой чистой, а звон ее – самым тонким и нежным.

И первая книжка Юлии – это ее поэтический исток.

Я верю, что у этой девочки большое будущее в поэзии, и что мы еще не раз будем жадно вчитываться в ее новые строки, улавливая в них всплески человеческих страстей, отсветы духовных всполохов, звон родниковых струй и шелест дождя.

                                                                                                                                             Н. ТЕПЛОВ.

МАСТЕР

Забытый дом. В окне огонь свечи
Уж не горит. Лишь тень луны бесстрастно
Роняет свет, он холоден и чист.
Здесь жил давным давно скрипичный мастер.

Здесь не играют скрипки сотню лет,
И не звучат давно виолончели.
Оставив ряд особенных примет,
Ушел он вслед за белою метелью.

Великий мастер! О, какую жизнь
Дарили твои руки инструментам,
Но не поет здесь ни один из них,
И больше вспомнить некому об этом.

Но кажется, что все еще живет:
И запах дров, от сырости разбухших,
И тишина, что беспрестанно ждет,
Надеясь, что ее еще нарушат.

И ждет прикосновенья теплых рук
Немая дверь, покачиваясь сонно,
Но тихий скрип, ее старинный друг,
Ей вновь об одиночестве напомнит.

И пусть хранят молчанье сотни лет
Холодный ветер, дующий сквозь щели,
И гибкое, как женский силуэт,
То, что мечтало стать виолончелью.

ДОЖДЬ

Дождь…, дождь… Опять он честно выполняет
Обязанность потешить синий мрак.
И сам, пред ним расплакавшись, мешает
Стеклянный перезвон оконных рам

Со всхлипом луж, до горечи знакомым,
И бряканьем чечеткой об асфальт.
Ах, плут! Он извивается и стонет
И льет свою притворную печаль.

Ах, плут! Он только сделал вид, что плачет,
На самом деле весел, рвется в дом.
Он, этот злой шутник, не мог иначе,
Но что мне делать с этим шутовством!

Он, как и ты, меня не замечает.
Забыл совсем, или причина есть
Не замечать, иль это он случайно
Не додарил вниманьем. Что за честь

Мне быть забытой, а любви – не вечной?
Но дождь не устает от этих смут.
Он не грустит, он весел и изменчив,
Хитер, как ворон, и умен, как шут.

 

ВЕЧЕР

О, коварный! Он сделался вечным,
И предательски смотрит в окно.
Он со мною давно ищет встречи,
Обрядившись в костюм Домино.
О, притворщик! Проклятый гуляка.
А вчера притворялся тоской,
И лил слезы и каялся, так и
Не оставив мне шанс на покой.
А сегодня с завязанным горлом
Он с утра притворялся больным,
И вдыхал отрешенно прогорклый
Воздух самой отравной весны.
В прошлой жизнью он был чьей-то тенью,
А, быть может, и кем-то из нас.
Несерьезен, скуп на откровенья,
Обманувший меня много раз,
Он уже притаился за дверью,
Притворившись бездомным котом.
И не знаю, зачем только верю
В эти россказни – дикий Содом.
Может быть, чтобы стать отголоском
И пойти погулять лет на сто,
Отнестись к тишине философски
И любить просто так, ни за что.

+ + +

Последних теплых дней усталость,
О, слезы августовских дней!
Мне лишь одна слеза досталась
От всех пролившихся дождей.
Одна слеза от всех страданий,
От всех невысказанных слов.
В моем веселом доме ставни
Давно закрыты на засов.
Но мне легко и просто все же,
Слагаю строки наугад,
И жить мне нравится похожей
На тени от живых оград.
Живу, забытая любовью,
Душе тепло и без огня.
Я будто к жизни предисловье,
А жизнь сама – после меня,
Я будто летняя усталость,
Застывшая в страницах книг.
Мне лишь одна слеза досталась
Прощальной памятью о них.

&&&

Простите, если вас любили
Не как хотелось и не те,
А те, кого вы не забыли,
Забыли вас, как в пустоте.

Отчаявшись, бросал в лицо вам
Слова обиды. Если сил
Понять вас не хватило. Словом,
Простите всех, кто есть и был.

И ночь, прервав на полутакте,
Растрогавшись ее тоской,
Оставьте, навсегда оставьте
Свои печали за чертой.

Зимы немое отраженье
Чтобы хоть как-то изменить
Поток зазубренных движений
Качнется в стеклах и пленит.

Пленит вас снова ожиданьем,
Как в чем-то новым и большим,
И остановится на грани
Безумств и скажет: «Поспешим…»

Сменяясь чередой, замедлят,
Свой быстрый темп, привычный шаг,
И в чудо даже тот поверит,
Чья недоверчива душа.

Простите лгавших вам, простите
Тех, кто сегодня предает,
И, если сможете, начните
Как жизнь другую, Новый год.

Прервите ночь на полутакте,
Растрогавшись ее тоской,
И, если сможете, оставьте
Свои печали за чертой.

&&&

Зеркала коснулся желтый лист
И притих, застыл, залюбовался
Двойником своим. То был каприз
Осени холодной и прекрасной.

Осень, ты останешься со мной?
Чем я плох тебе для утешений?
Вот и это лето за спиной,
Подожди, забудься на мгновенье!

Все в тебе: любовь, печаль и страх.
Осень, я в тебя влюбился снова,
Сколько жизней пережито мною
В зябких по-осеннему лучах.

Ты о чем? Ах, это… Но теперь
Поздно звать, она уж не услышит,
Не поверит, все же ты доверь
Ей мою печаль, слова излишни.

Дай ей знать, когда придет зима,
И замерзнут облака и крыши.
Лишь махни рукой, она сама
Вспомнит, объяснения излишни.

Эта жизнь – бегущая строка,
Осени безвременное счастье.
Я один, а ты так далека,
Я не твой, я весь в осенней власти.

&&&

Черненко Наталии

Пускай же догорает лето,
В тумане белом пряча лик.
Я родилась с душой поэта
И растворилась тенью лип.

И мне осталась только малость:
Слова, прикосновенья рук,
Забытых песен обветшалость
И откровения подруг.

И в пробуждении чудесном
Зари осенней яркий круг,
И ты, та, что светла, как песня,
Моя душа, сестра и друг.

Я вижу вновь твою улыбку,
Зеленых глаз твоих раствор,
И вновь рисую образ зыбкий,
Взяв синевы у снежных гор.

И у изменчивой природы
Ее улыбок тайный свет,
И у дождливой непогоды
Росой заплаканный рассвет.

И разбирая по кусочкам
Своей греховной жизни плод:
В любви дана еще отсрочка,
А в остальном – как повезет.
&&&

Вот и осень крылом золотым
Снова глаз моих тихо коснулась,
И погасшее лето, как дым,
Разметалось вдали, окунулось.
Дождь осенний – мой старый мотив –
Полинявшей листве что-то шепчет,
И питается запахом слив
Весь озябший, задумчивый вечер.
Наша жизнь, как простой диссонанс,
Вечно ждет своего разрешенья.
Все пройдет, унесется от нас,
Все пройдет, станет светом и тенью.
А нетленно лишь таинство снов,
Что живет, как вопрос без ответа,
И зеленая тень за окном –
Это след уходящего лета.

&&&

Нам достается лавров отсвет
От титулованных господ.
Привычно корку хлеба бросит
Рука сидящим у ворот.

И взгляд с презренным снисхожденьем
Метнет поэзии прелат,
Блеснув пред вами рассужденьем;
Почти умен, почти талант!

К избитым фразам приурочив
Величье глубины чужой,
Он бражный путь земных урочищ
Избороздит своей рукой.

А там и славой излелеян
Запечатлеть даст важный лик,
И так же искру Прометея
На сотни тысяч разделит.

И, приписав минутной мысли
Давно раскрытых тайн секрет,
Откроет вам великий смысл
Там, где в помине смысла нет.

&&&

ЛЮДЯМ

Н.Теплову

Цепи, так называемой морали,
Опутывать свободные сердца,
Молве злословить и душить творца,
Поэту постигать законы травли.

О, добродетель скудности! Но мы
Чистилища земного не приемлем.
Ваш пыл во славу праха праху внемлет
И жаждет подчинения и тьмы.

Несчастные, как вы бедны, желая,
Увы, паденьем оборвать полет,
Ведь вне любого пониманья взлет,
Как и любовь вне всяких порицаний!

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

комментария 4

  • Юлия Ли:

    Здравствуйте Владимир.
    Я случайно набрела на эту публикацию и вот вдруг – читаю о себе. Мне так приятно, что обо мне знают и помнят. Что мое творчество ценно. Спасибо Вам за этот пост.
    Хочу Вам немного написать о себе.
    Я вышла замуж, и у меня двое детей.
    Писать я не бросила. Хотя в моем творчестве был долгий перерыв.
    И пишу я теперь больше статьи, потому что стала психологом. Вот мой сайт – http://my-s-toboi.ru/index.php/about-me.html
    Правда, там я Исманова, по мужу.
    Еще раз благодарю за добрые слова.
    С уважением. Юлия.

    • han han:

      Юлия, здравствуйте! Это так здорово, что вы нашлись. Когда пошли на публикацию вашей поэзии, мы надеялись, что вы откликнетесь. И вот – случилось! Почти как в сказке – талантливая девочка, превратилась в прекрасную маму)))

    • Владимир Ли:

      Здравствуйте, Юлия! Искренне рад, что Вы нашлись и откликнулись на публикацию! Видно, что Вы методом проб и ошибок обрели самое главное в этой жизни – семейное счастье. А это так так много и так необходимо для нормального человека! Желаю Вам добра, тепла, благоденствия! А творчество свое не бросайте – из Вашей краснокожей книжки “Когда я жила на земле” я многое чего приобрел для своей немолодой уже души, и книжечка эта лежит на моей книжной полке на видном месте. Счастья Вам и всей вашей семье!

  • Юлия Ли:

    Спасибо вам за теплые слова и за внимание ко мне.
    Мне очень важно знать, что мое творчество находит отклик. Ведь тогда ресурс творить усиливается во много раз.
    И спасибо вообще за этот сайт, за поддержку творчества и культуры корейцев.

Translate »