Заметки о поездке в Казахстан. Часть 2.

Игорь Ли, вице-президент Объединения юридических лиц «Ассоциация корейцев Казахстана; председатель Общественного объединения «Молодежное движение корейцев Казахстана».

Обещавший быть насыщенным день был расписан по часам, потому что успеть планировалось все.

С утра за мной заехал председатель Молодёжного движения корейцев Казахстана, Игорь Ли, и повез завтракать. О том, как здорово налажена работа этих ребят, мне приходилось много слышать от самых разных людей, так что было понятно, что это не совпадение и не пустой пиар (как иногда случается). Благодаря социальным сетям мы были знакомы приличное время — несколько раз выкладывали материалы о казахстанских единомышленниках в нашем паблике, обращались с просьбами и предложениями, когда нужно было что-то узнать или решить какой-то вопрос. Уйма общих знакомых (мир активных общественных организаций корё-сарам достаточно небольшой) рассказывали об Игоре только положительное, а благодаря инстаграму и вовсе казалось, будто видишь человека каждый день. Поэтому встретились мы как старые друзья и без прелюдий пустились обсуждать все наболевшее.

/p>

На двери Корейского дома Алма-Аты

Молодежное движение корейцев Казахстана (МДК) работает уже достаточно, чтобы сложилась преемственность, определенная система в рамках Ассоциации корейцев Казахстана, в которой Игорь также занимает должность вице-президента. Несколько крупных спонсоров (в плотной диаспоре хватает людей, добившихся по-настоящему большого успеха в бизнесе) поддерживают ассоциацию на постоянной основе на протяжении многих лет: в Алма-Ате есть Корейский дом (мечта любой корейской общественной организации), в котором размещены офис ассоциации (в том числе Молодежного движения), издательство газеты “Корё Ильбо”, конференц-зал для встреч и репетиционный зал для танцевального коллектива “Бидульги”. Помимо комфортного кабинета руководителю МДК полагается зарплата, так что условия практически завидные — можно сфокусироваться непосредственно на организации и не разрываться между основной работой и общественной нагрузкой.

За завтраком (хипстерские кофейни в Алма-Ате в целом не хуже московских) Игорь рассказал о структуре движения, различных проектах, сложностях и преимуществах, которые есть у организации с именем и историей. Я делился рассказами о своем опыте развития корейского центра в Саратове и нашей идеологии. По понятным причинам условия работы были совершенно разными — в Казахстане корейская культура является составляющей действительно многонациональной среды, а наша диаспора — важной со всех точек зрения частью общества. В России корейцев все-таки куда меньше в процентном отношении, да и наша разбросанность по территории огромной страны не позволяет добиться кумулятивного эффекта, когда количество переходит в качество — разрозненные островки корейских сообществ живут фактически обособленно друг от друга, редко пересекаясь. В русской провинции, вроде моего Саратова, порой приходится проводить ликбез о том, кто такие корейцы и как мы вообще здесь оказались. В Москве легко столкнуться с общим раздражением к “понаехавшим”, и объяснять про сто пятьдесят лет проживания в России каждому встречному расисту терпения не хватит. В Алма-Ате рассказывать, кто такие корейцы, никому не надо. Как подметил подписчик в комментарии, “корейцы — четвёртый жуз” (в Казахстане исторически сложилось три племенных союза: старший, средний и младший жузы, деление на которые до сих пор играет важную роль).

Однако и схожести конечно хватало — у всех общественников нового поколения чешутся руки делать интересные большие проекты, есть понимание важности волонтерского подхода к работе и желание развивать себя и свое дело. В прошлом году ребята из МДК провели международный молодежный форум корейских общественных организаций СНГ, а в будущем планируют организовать ещё несколько интересных площадок для совместного обсуждения общих проблем казахстанских корейцев разных профессий. Вообще многие идеи по консолидации корё-сарам, иногда приходящие в голову и проблематично реализуемые в России из-за вышеупомянутых особенностей (прежде всего сложной логистики), в условиях Казахстана выглядели вполне осуществимыми, и это было приятно.

Из рассказов Игоря (очень скромных — “Это все благодаря ребятам и системе, налаженной старшим поколением, сложившейся преемственности”) складывалась общая картина, которая действительно радовала. “Нынешний президент ассоциации, Сергей Геннадьевич Огай, непосредственно создал нашу молодежку и наладил ее работу, поэтому он понимает наши проблемы, что очень важно. Лично я многим обязан нашему молодежному движению, — делился председатель МДК. — Когда я приходил в него зеленым подростком, я плохо представлял, чего хочу в жизни, какие возможности существуют вокруг. Смотрел на ребят чуть старше себя, которые уверенно рассуждали об образовании и политике, и удивлялся — откуда вы такие? Молодежка сделала меня человеком”.

После завтрака с одним вице-президентом нужно было бежать на встречу с другим. Герман Николаевич Ким, профессор, доктор исторических наук и один из ведущих специалистов по корё-сарам, статьи и выдержки из книг которого мы регулярно публикуем, в эти дни тоже оказался в Алма-Ате. Большую часть времени исследователь сейчас проводит в Сеуле, где работает в университете Конкук, так что застать его в Казахстане было удачей. Помимо научных работ, последние несколько месяцев Герман Николаевич занимается проектом “Видеоэнциклопедия корё-сарам” на своем YouTube-канале, мини-лекции с которого мы публиковали в нашей группе. Об этом опыте ютьюберства хотелось поговорить больше всего, ну и вообще было интересно познакомиться. Игорь довез меня до Казахского национального университета Аль-Фараби, где была назначена встреча, и предложил встретиться вечером, уже с ребятами из МДК.

У себя Германа Николаевича не оказалось (на двери профессор оставил записку), так что я решил немного прогуляться по коридорам – когда еще будет случай побывать в главном вузе Казахстана?

Этаж был полностью посвящен востоковедению, а на стенде “Великие мудрецы Востока” Конфуций и Лао-цзы попали в компанию к Навои, Рудаки и моему земляку по Хорезму, Аль-Бируни. Благодаря дублированию информации на русском и казахском почитал немного про структуру факультета и познакомился с кодексом чести студента. Последний особенно заинтересовал — как бы скептически кто не относился к подобного рода манифестам, все-таки четко сформулированные и озвученные моральные ценности — это хорошо. С другой стороны, статьи кодекса, очень важные и полезные, адресовались почему-то только студентам (нехорошо списывать, использовать плагиат, родственные связи и взятки, нужно вести здоровый образ жизни и развиваться). А как же преподаватели? Пока думал над этим вопросом, Герман Николаевич освободился.

Герман Николаевич Ким, доктор исторических наук, профессор, кореевед, автор канала “Видеоэнциклопедия корё-сарам” в YouTube

В кабинете профессора было, как полагается, светло, уютно и много книг. Времени было совсем мало — ученому предстояла еще одна встреча, а мне нужно было идти на встречу в Корейский театр, поэтому я оперативно рассказал про наш паблик и идеи популяризации изучения корё-сарам и корееведения в целом (в этом году планируем запустить серию мини-интервью с учеными, занимающимися корё-сарам). Как часто бывает в разговоре с очень умными людьми, погруженными в тему, объяснять ничего было не нужно — Герман Николаевич ухватывал все с полуслова и отвечал на некоторые вопросы до того, как я успевал их сформулировать. Такое же чувство, ощущение того, что ты студент перед мудрым научным руководителем, было при общении с другим корифеем изучения корё-сарам — Валерием Сергеевичем Ханом в Ташкенте.

— YouTube для меня дело новое, — признался Герман Николаевич. — Я только учусь, все сам, включаю камеру, сажусь и начинаю говорить. Очень много времени занимает техническая часть, пока все настроишь, обработаешь. Но это мое хобби, делаю для себя. Просмотров пока немного (кстати, подпишитесь на канал и расскажите о нем знакомым — https://www.youtube.com/channel/UCJIGCEbTNkVSNVd57o_a..), но я знаю, сработает накопительный эффект. А пока выкладываю видео из архивов и записываю лекции, чтобы все было в одном месте.

Немного поговорили про важность структуризации, хэштеги и особенности молодого поколения, которому тяжело смотреть длинные ролики (и читать длинные заметки). В целом ученый порадовал бодрым настроем, было приятно видеть человека полным энергии и заряженности продвигать кучу проектов. На очереди у него уже был следующий гость, поэтому я засобирался и попросил сфотографировать напоследок Германа Николаевича в рабочей обстановке.

— Подожди, — профессор раскрыл ноутбук. — Я без инструмента за рабочим столом как без штанов.

Попрощавшись, отправился в Корейский театр, который располагался буквально в двух шагах. Он только недавно переехал с окраины города в центр, не везде еще обжились, но на первом этаже уже разместился музей с редкими архивными фотографиями и стендами, которые я на радостях переснял в специальный фотоальбом. Рассказать об этом очаге культуры корё-сарам хотелось в новых для паблика форматах — видеоблоге и аудио-интервью. Видео от первого лица, чтобы передать эффект присутствия, получилось снять, но до монтажа и подзвучки руки пока не дошли, так что его придется подождать. Интервью же, благодаря договоренности с руководством, удалось взять сразу несколько — как с ветеранами театра, так и с главными специалистами. Их планируем публиковать постепенно на нашем YouTube канале (кто не подписан, самое время это сделать тут — https://www.youtube.com/channel/UCtEIFd8Mu33oTzPLs0-2..).


Поговорить удалось о разном — воспоминания, планы на будущее, актерская судьба и сложности классических балерин в корейских традиционных танцах. С каждой эпохой, в каждом десятилетии театр менялся, в репертуаре появлялись актуальные для времени постановки. На сцене появлялся и Отелло, где мавра играл актер-кореец, и корейские Ленин и Дзержинский в спектакле “Кремлевские куранты”.

О современной жизни первого корейского национального театра в мире, театра корё-сарам, жителю России узнать сложновато. В наших интервью (каждое заняло примерно около часа), разные представители театра рассказали о своем общем деле с разных ракурсов, так что любопытным людям вроде меня, будет из чего составить общую картину.


Прослеживались два момента.

С одной стороны, Корейский театр — структура серьезная, государственное учреждение, почетный статус академического, длинная и интересная история, несколько поколений собственных театральных династий, признание на исторической родине, частые гастроли, постоянное сотрудничество с Государственным национальным театром Сеула и Национальным университетом искусств Республики Корея, возможность регулярно освежать профессиональные знания и подпитываться корейской культурой у ведущих южнокорейских специалистов, то есть отличные перспективы развиваться творчески для любого корё-сарам. Будем откровенны, в российском кино и телесериалах актерам нашей внешности светит играть разве что эпизодические роли азиатских бандитов, шпионов, дипломатов, если очень повезет. Корейцев в главной роли можно вспомнить разве что по Виктору Цою в “Игле” (когда фильм стал известен благодаря культовой фигуре исполнителя, а не наоборот), и недавней картине “Лето” Кирилла Серебренникова, где опять-таки основой зрительского интереса стал наш последний герой (и играл его не корё-сарам, а немецкий кореец Тео Ю, при всем уважении к которому, все-таки жаль, что это был не наш новый открытый актер). А здесь, правда на сцене театра, можно развернуться по полной — было бы сильное желание и знание языка.

С другой, есть нехватка свежей крови — крайне мало молодых корейцев идет в театральное искусство. Людей, выбирающих такую судьбу, в принципе всегда немного, но если для обычного, скажем русского драматического, театра все решается за счет большой выборки в целом, то в корейском национальном театре нужно все-таки знать язык, если претендуешь на роли со словами, и соответствовать фактурно — то есть работает обратная сторона той же медали. Если бы все корё-сарам были как-то сконцентрированы вокруг Алма-Аты, такой проблемы бы не стояло — кто знает, сколько корейцев раздумывают над вступительными экзаменами на актерские факультеты по всему СНГ. Но осознанный переезд в другую страну ради актерской карьеры в театре, вдали от поддержки друзей и родных, возможности выступать перед ними, — путь, который выберут только отчаянные, уникальные люди. Впрочем, учитывая как много даже среди прагматичных корейцев творческих личностей — некоторая надежда на это есть.


Подумалось, как много здесь пространства для драматургов и писателей, решивших писать о корейских переживаниях, которые не изложишь в пьесе или сценарии для классического театра или киностудии, заточенной под европейского зрителя. А такого материала ведь очень много, копни историю любой корейской семьи СНГ — найдутся такие сюжеты, что любое индийское кино позавидует. Залезь поглубже в историю любого известного героя прошлого – хоть Александра Мина, прошедшего путь от учителя до героя войны (чем не персонаж Тома Хэнкса в “Спасти рядового Райана”, кстати, тоже капитана), хоть Чхве Джэхёна, корейского сироты, выросшего на палубе русского корабля, овладевшего европейскими знаниями и применившего их на благо диаспоры и борьбы с захватчиками. Наши герои корейских колхозов, превратившие заросшие тугаем долины среднеазиатских рек в ухоженные поля, схоронившие детей, не переживших депортацию, но нашедшие силы не сдаться и победить. По каждому можно писать романы и пьесы, ставить спектакли. Нашлись бы только новые Хан Дины.

После интервью мне провели небольшую экскурсию по гримеркам и закоулкам, а еще разрешили залезть на сцену. Зрительный зал оказался достаточно камерным, расчитанным на 235 мест с ложей, со специальным местом для синхронного переводчика (поскольку большая часть спектаклей проходят на корейском языке, зрителям выдаются наушники). От недавней постановки на сцене еще остались горы и деревья на колесиках — когда герой в пути, движущиеся элементы пейзажа создают эффект его перемещения. Близость к искусству вдохновляла – легко представлялся этот зал, переполненный зрителями, вслушивающимися в экспрессивную корейскую речь, следящими за историей командира Хон Бом До, одной из недавних постановок, имевших успех на гастролях в Южной Корее. Алматинцам повезло, пусть и не все из них, возможно, это осознают.

Наснимав вдоволь, попрощался с гостеприимным театром и отправился продолжать изучать вечерний город со склонов Кок-Тюбе (какой кореец откажется от прогулки на гору?).

Назавтра предстоял последний день в бывшей казахстанской столице, полностью посвященный коллективам традиционного корейского танца.

Часть 1 – https://koryo-saram.ru/zapiski-o-poezdke-v-kazahstan-chast-1/

Запись спектакля “Командир Хон Бом До” на канале “Остров корё-сарам” Владимира Хана – https://youtu.be/I3WaDgP6ey4?t=316

Сайт Корейского театра – http://koreantheatre.com/

***

Источник: https://vk.com/wall-34822693_34513

Мы в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментариев пока нет, но вы можете оставить первый комментарий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Translate »