Заметки о поездке в Москву. О 25-м Фестивале корейской культуры Школы Вон Гван

Андрей-Сергей Ким

В манеже было уже достаточно много людей – особо предусмотрительные корейские бабушки заранее занимали места на трибунах. У пульта с аппаратурой встретил бессменных завсегдатаев-организаторов мероприятия – генерального директора Общероссийского объединения корейцев Вячеслава Николаевича Кима, ведущего Владимира Пака и затерявшегося среди волонтеров Чан-сонсеннима из школы Вон Гван. На воздвигнутой сцене прогоняли номера, а строгий мужской голос через мегафон отдавал команды волонтерам, целая армия которых носилась по площадке. За сценой обнаружился коллектив корейского танца “Ханль Се” (“Небесная птица”) – девушки разминались, а затем отрабатывали движения танца под присмотром руководительницы, Алёны Пак. С наставницей коллектива мы познакомились заочно, но по тому, как проводится тренировка, о коллективе и руководителе можно сказать куда больше, чем по онлайн-общению. Даже по короткой разминке и прогону перед выступлением стало ясно, что тут с дисциплиной жестко, а все неизбежные для живых людей помарки незамедлительно исправляются. Танец, который “небесные птички” собирались представить публике, был северокорейский – быстрый, радостный и сельскохозяйственный – с веялками (키춤). Танцовщицам соответственно надо было пересыпать туда-сюда невидимый рис с полными счастья глазами. Невыспавшимся девушкам за недостаточную убедительность доставалось по полной. 

Фестиваль должен был открывать парад волонтеров и самульнори-группа “Мэк”, хорошо знакомая нашему паблику по встречам и поездкам. В конце апреля девушки из “Мэка” по дружбе даже приезжали в гости – поддержать фестиваль “Корейская весна” в Саратове, который организовывал Саратовский корейский центр “Тонмакколь”, так что виделись мы недавно. В этот раз у коллектива была радость – из Кореи приехал обожаемый преподаватель и руководитель ансамбля Хан Сан Дон, и на шествие и выступление выводить московских барабанщиков должен был именно он. Хан-сонсенним пребывал в хорошем настроении, шутил (знаний корейского не хватило, чтобы понять над чем именно) и подбадривал учеников. Барабанщиков и волонтеров пригласили на прогон парада и под знакомые ритмы процессия пару раз сделала круг по беговым дорожкам, чтобы все запомнили где и как выстраиваться.

Помимо корейских танцев в исполнении “Ариран-Русь” и “Ханль Се” зрителям показали несколько K-Pop Cover команд – “FE”, “Wild Mind” и целый танцевальный кей-поп флешмоб. Самульнори-группа “Мэк” выступила с номером уже на сцене – с вращающимися тарелками пона и верчением ленты ёльтупаль. Еще один танец (не совсем традиционный, но трогательный) продемонстрировал возрастной коллектив кореянок “Бон парам”.

Порадовала демонстрационная команда по тхэквондо – ребята под музыку ломали доски на разной высоте, красивая девушка укладывала мнимых нападающих разными приемами (Соня Блейд из первого “Мортал Комбата” отдыхает), а под занавес один из мастеров в прыжке разнес два букета роз на множество лепестков. Цветы было жалко, но выглядело круто. Ведущий Владимир (ставший родным за третий фестиваль) Пак не упустил случая отжечь – выбрав спортсмена покрепче, поинтересовался у него, хорош ли тот в “петушиных боях”.

Детская корейская забава на московском фестивале по традиции была одной из самых зрелищных дисциплин, а регулярным чемпионом был легендарный Алексей (по словам ведущего непобедимый, но в 2016, когда мы впервые были на фестивале, Алексей как раз очень неожиданно проиграл в финале. Этот досадный эпизод видимо стерся из памяти – в 2017-м чемпион успешно восстановил реноме). Конферансье решил размять фаворита заранее и вызвал его на баттл с представителем тхэквондо. Тхэквондист был ловким парнем, но в таком специфическом виде спорта как петушиные бои оказался в положении Макгрегора, вышедшего биться по правилам бокса с Мэйвезером. После некоторого противостояния опыт взял свое, боксер (то есть Алексей) победил.

В завершение основной концертной программы на сцене устроили художественный перфоманс – художник Кён Кибон (надеюсь, расслышал правильно) рисовал на здоровенном полотне углем под аккомпанемент электрогитары Павла Кима. В результате получился тигр, выглядывающий из бамбуковой чащи под полной луной (для тех, кого не было, есть видео в Youtube – https://www.youtube.com/watch?v=PUJ-z_IUeVw).

Игры и конкурсы дошли до финальных стадий, зрителей массово загнали обратно на трибуны. Затем было перетягивание каната, финалы самых зрелищных игр (прыжки на доске – нольттвиги, корейский вариант лянги – чеги-чаги и петушиные бои). В корейской лянге без сюрпризов в финал вышли представители Узбекистана (“Фергана против Ташкента!” – провозгласил ведущий), один из которых одержал победу, а в петушиных боях так же без сюрпризов победил Алексей.

Наградив всех победителей, Владимир объявил лотерею: “Переходим к самому главному!”. На этой фразе наконец щелкнуло внутри то, что никак не могло сформулироваться.

Умопомрачающее изобилие с одной стороны сыграло важную роль в привлечении народа и популяризации культуры, что в свою очередь сделало ежегодный праздник таким масштабным событием (трибуны как обычно были заполнены практически полностью, то есть при грубой оценке зрителей было не меньше 6 тысяч), а для общественных мероприятий посещаемость – главный критерий. Но с другой стороны, закрадывалась мысль – а пришли бы все эти люди сюда, если бы не было призов и подарков, просто ради концерта и знакомства с корейскими играми? Немалая часть народа, несомненно пришла бы, любителей корейской культуры в Москве много, но из-за дороговизны призов как-то само собой получалось, что лотерея является кульминацией праздника. Концерт, для которого готовятся номера, тратятся силы и нервы в репетициях, шьются костюмы и подбирается, реквизит, становится чем-то вроде прелюдии, отходит на второй план – аперитив ведь можно и пропустить, самое главное – в конце. Да и обстановка спортивного объекта концентрации на номерах не способствует – в дневное время сцену световыми приемами не выделишь, театральную атмосферу, когда зритель сфокусирован на каждом движении артистов, – не создашь. Поэтому яркие и действительно интересные композиции и представления запоминались не всем зрителям, некоторые москвичи даже говорили – “А что там смотреть на фестивале? Все то же самое, что и в прошлом году”. Внутренний зритель возмущался – как то же самое? Пусть выступают те же коллективы, но ведь совсем другие номера, хореография, ритмы, постановки! Видимо с далекой трибуны в шуме толпы было не до таких эстетических мелочей.

После вручения главного приза – билета в Корею – фестиваль подошел к концу, и я отправился на вокзал, на поезд – было здорово окунуться в сумасшедший ритм столицы, но в родном городе ждала уйма дел.

P.S. Фото с праздника можно посмотреть в альбоме в группе Центра Седжон (Школа Вон Гван) – https://vk.com/album-340108_254482568, пару фотографий позаимствовал оттуда.

***

Источник:

Russian Koreans – Корейцы СНГ – 고려사람:

Мы в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

комментария 2

  • Владимир Ли - Букинский::

    Спасибо, дорогой Андрей-Сергей за столь подробную, эмоциональную информацию об одном из главных мероприятий, ставшего традиционным в Москве – Фестивале корейской культуры! Словно сам побывал на этом празднике! Безусловно, это большое событие в культурной жизни многонациональной столицы России. 25-й по счёту, юбилейный и переполненый зал стадиона ЦСКА говорит сам о себе в пику тем скептикам, которые, к сожалению встречаются каждый раз. Не знаю, что они хотят увидеть на Фестивале? Наверно, им лучше лежать дома на диване. Я, ранее, живя в Москве не упускал случая, бывать на этом мероприятий. Жаль, что в этом году я далеко от Москвы. Однако, благодаря тебя, я точно знаю, каков был праздник души и тела. Спасибо организаторам и тебе, ещё раз! Удачи!!!

  • Андрей-Сергей Ким:

    Спасибо большое за теплые слова, Владимир Владимирович!

Translate »