Записка профессора Г. В. Подставина о создании общества «КУОН-ОП-ХОЙ» во Владивостоке

Pictures12

Подставин Г. В.

Подставин Г. В.

Записка профессора Г. В. Подставина о создании общества «КУОН-ОП-ХОЙ» во Владивостоке

1914 г.

1. Корейское население г. Владивостока, состоящее из самых разнообразных элементов как в отношении подданства, постоянного или временного пребывания в крае, различных степеней развития и образования, так и в отношении происхождения отдельных лиц из различных мест Кореи, искони враждующих между собой, представляет собой широкую арену всякого рода интриг и несогласий, столь свойственных всякой корейской среде.

2. Предоставленные самим себе, корейцы искренно стремятся найти выход из создавшегося таким образом положения, но, без надлежащего руководства, не могут самостоятельно справиться с поставленной задачей и, вредя самим себе, не могут быть надлежащим образом использованы и для русских интересов в крае.

3. Главными враждующими сторонами в корейском населении г. Владивостока являются так называемая «сеульская» (по-корейски — «сеульпха») и «пхеньянская» (по-корейски — «пхёнъянпха») партии, из которых первая объединяет в себе наиболее консервативный, наиболее надежный и наиболее оседлый в крае элемент, между тем как во второй группируются, так сказать, «прогрессивные» элементы, в большинстве случаев уже достаточно поскитавшиеся по свету, разного рода сомнительные предприниматели, политические агитаторы, уголовные преступники, скрывающиеся от возмездия правосудия и пр., которые, пользуясь хаотическим состоянием корейского населения в г. Владивостоке и слабостью своих противников, оказывают сильное влияние на менее развитых из своих соотечественников и иногда пользуются среди них большой популярностью; это, конечно, не относится ко всему составу партии, и, в лице лучших своих представителей, она также имеет вполне достойных лиц, но, благодаря более либеральным взглядам последних, она не преграждает доступа в свой состав и указанного характера элементам.

4. Обе эти партии, стремящиеся в лице лучших своих представителей, в сущности говоря, к одной и той же цели — поднятию духовного уровня и материального благосостояния своих соотечественников в крае, и даже не расходящиеся в предложении способов для ее осуществления, тем не менее до самого последнего времени, повторяю, без надлежащего руководительства со стороны русской администрации, не могли сговориться между собой и, препираясь из-за пальмы первенства в деле преобладания в корейской среде, исключали для себя всякую возможность сделать что-либо полезное для корейского населения в г. Владивостоке.

5. Руководящую роль в той и другой партии играли следующие лица: во главе сеульской партии стоял известный делегат бывшего корейского императора на Гаагскую конференцию в 1907 г. некто И Сян Сель (Ли Сансоль. — Сост.), побывавший и в Англии, и в Америке и, наконец, поселившийся во Владивостоке; затем видным деятелем этой партии является г. Юнь Иль Бен (или иначе Юнь Ук), бывший ученик русской школы в Сеуле и ныне — переводчик при начальнике Жандармского управления в г. Владивостоке Р. П. Щербакове: к этой же партии принадлежит лектор корейского языка при Восточном институте Роман Сергеевич Ким (он же Ким Хён То), известный своим покушением на жизнь бывшего корейского министра финансов И Ион Ика (Ли Ёнхика. — Сост.), бывший уполномоченный корейского населения г. Ким Хак Ман (Ким Хакман. — Сост.), некто И Мин Бок (Ли Минбок. — Сост.) (сын бывшего полицейского комиссара в Сеуле во время пребывания корейского императора в нашей дипломатической миссии) и др.; эта партия, кроме того, пользуется симпатиями и поддержкой со стороны наиболее зажиточных старожилов г. Владивостока из корейцев (как, например, Н. Н. Ким. Л. П. Цой), а также наиболее интеллигентных корейцев из числа получивших высшее образование в русских учебных заведениях (как, например, о. к. университета А. Г. Ким). Между тем, пхеньянская партия, строго говоря, определенных представителей у себя не имеет, и преобладающее значение в ней, в зависимости от обстоятельств времени, приобретают разные лица, но во всяком случае сюда прежде всего должны быть отнесены корейцы, прибывающие в наши пределы из Америки (как, например, деятели «Национального Общества» Чен Чжа Гоан (Чон Джагван. — Сост). И Ган Чхои Гоан (Гван. — Сост.), Ким Сын Му (Ким Сынму. — Сост.) и пр.), в качестве постоянных приверженцев ее во Владивостоке могут быть названы некто Хам Дон Чель (Хам Дончоль. — Сост.) (служащий в конторе Н. Л. Цоя), Ким Чи Бо (владелец постоялого двора и корейской аптеки в Корейской слободке), давнишний житель Корейской слободки Ко Сан Чжун (Ко Санджун. — Сост.), бывший редактор корейской газеты во Владивостоке г. Югай и др.; в качестве беспартийного, но так или иначе более склоняющегося к этой партии, в ней косвенным образом участвует один из самых состоятельных корейцев, внук министра И Ион Ика г. И Чжион Хо (Ли Джонхо. — Сост.), который, обладая значительными средствами, оставленными ему покойным дядей, естественно, имеет около себя достаточное количество приспешников, вроде служащего в Городской Управе Хан Ен Гуона (Хан Енгван. — Сост.), племянника П. С. Цоя — Ом Ин Сепа (Ом Инсоб. — Сост.) и пр.

6. В последнее время, когда местные корейцы почувствовали более благожелательное к ним отношение со стороны высшей администрации края, у каждой из этих партий возникло желание воспользоваться благоприятным временем для обоснования особого общества, которое, служа целям объединения корейцев в одно целое, являлось бы легальным органом для упорядочения их жизни в крае; при той розни, которая существовала между ними, каждая партия действовала как в деле выработки устава общества, так и в стремлениях к его скорейшему утверждению совершенно самостоятельно и независимо друг от друга, причем представителям пхеньянской партии, как наиболее ловким и предприимчивым, удалось в этом отношении опередить своих противников, и ко времени утверждения устава «Общества развития труда», инициаторами которого являлись пхеньянцы, почти аналогичного содержания проект устава оказался и у сеульцев.

7. Последние, конечно, поначалу были очень огорчены таким исходом дела, но, благодаря усилиям начальника Владивостокского Жандармского управления г. Щербакова и Российского консульского агента в Гензане г. Бирюкова, принимающих живое участие в судьбе местных корейцев, которые пригласили к себе представителей обеих партий и выяснили им всю важность полученного разрешения на учреждение корейского общества, инцидент этот был исчерпан примирением враждующих сторон, из которых каждая выразила согласие работать на будущее время в целях общего блага, реальное осуществление этого пожелания было, между прочим, засвидетельствовано тем, что на состоявшемся 6 сего декабря первом общем собрании вновь учрежденного общества в составе его главных деятелей и постоянного комитета были избраны почти в равном количестве представители обеих партий.

8. Устав общества утвержден за губернатора Приморской области вице-губернатором Н. В. Мономаховым 10 минувшего ноября и внесен в реестр обществ под № 59: ко времени учреждения общества оно насчитывало до 300 членов, после общего собрания число их увеличивается, но какой достигло оно цифры в настоящее время, пока остается еще неизвестным.

9. В состав общества в качестве главных его деятелей по избранию в общем собрании 6 декабря, вошли следующие лица:

Старший председатель — Ю Ин Сок (Лю Инсок. — Сост.) (из бывших партизан):

Товарищи председателя — Ким Хак Ман, б. уполномоченный (сеульская партия); П. С. Цой из Новокиевска; И Пом Юн (двоюродный брат бывшего посланника в Петербурге И Пом Чжина (сеульская партия);

Заведующие отделами:

учебным — Чен Чжа Гоан (Чон Джэгван. — Сост.) (бывший деятель «Национального общества», пхеньянская партия);

промышленным — Л П. Цой;

финансовым — Чо Ен Чжинь (Чо Ёнджин. — Сост.) (бывший торговец в Корее, пхеньянская партия);

религиозным — Хоан Кон До (Хван Кондо. — Сост.) (катехизатор при Покровской церкви; бывший пресвитерианец, пхеньянская партия);

библиотечным — Синь Ча Хо (Син Чхэхо. — Сост.) (корейский писатель, пхеньянская партия);

ревизионным — Юнь Иль Бен (Юн Ильбён. — Сост.) (или Юнь Ук, переводчик г. Щербакова, сеульская партия);

корреспонденции — Ким Чи Бо (владелец постоялого двора, пхеньянская партия);

представительства при сношениях — Н. Н. Ким;

архивным —    Ю Нам Гый (Ю Намгы. — Сост.) (сеульская партия);

благотворительным — Ко Сан Чжунь (Ко Санджун. — Сост.) (владелец постоялого двора, пхеньянская партия).

Надзиратель за порядком — Хон Пом До (Хон Бомдо. — Сост.) (из бывших партизанов, пхеньянская партия).

В состав постоянного комитета для управления текущими делами общества вошли:

Председатель — И Сан Сель (бывший делегат в Гаагу, сеульская партия);

Вице-председатель — И Чжион Хо (племянник И Ион Ика);

Правители дел — Ким И Книон (личный секретарь И Чжион Хо (о. к. Японского университета в Токио), Хан Хен Гуонь (Хан Хёнгвон. — Сост.) (китайский подданный — переводчик в городской управе);

Секретарь — И Мин Бок (Ли Минбок. — Сост.) (сын б. полицейского комиссара в Сеуле, сеульская партия);

Бухгалтер — Ким Кый Рион (Ким Кырён. — Сост.) (переводчик русского языка при И Чжион Хо):

Члены комитета — И Пом Сек (Ли Бомсок. — Сост.) (б. секретарь корейского МВД, сеульская партия), Ким Мансон (сеульская партия).

Из перечисленных лиц только П. С. Цой, Л. П. Цой, Н. Н. Ким, Юнь Иль Бен и Ким Кый Рион состоят в русском подданстве, остальные все — иностранные подданные.

10. Ближайшим вопросом, которым интересуется в настоящее время учрежденное общество, является вопрос об издании корейской газеты — главное руководительство этим делом общество просит взять на себя и. д. профессора Восточного института Г. В. Подставина.

Корейцы на российском Дальнем Востоке (Вторая половина XIX — начало XX вв.). Документы и материалы. Книга 1. Владивосток, 2001. С. 296-300.

Источник: Чхве Джэхён (Цой Петр Семенович) Москва 2010

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »