Жалобы в центр в поисках правды

Жалобы переселенных корейцев сканированы из книги В. Д. Кима “Правда – полвека спустя”, стр. 119 – 191. Публикация этих документов, это дань памяти нелегкой истории корейцев, выселенных из родного дома в неведомые края. Происходило это ровно 72 года назад, в погожие октябрьские дни. 

DSCF1050ГЛАВА 3

ПРИЕМ. ХОЗЯЙСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО. ЖАЛОБЫ В ЦЕНТР В ПОИСКАХ ПРАВДЫ.

Вслед за принятием постановления от 21 августа 1937 года “О выселении корейского населения” исполнителям выселения полетели грозные предписания такого, например, содержания:

Хабаровск. Крайком.

Варейкису, Блюхеру, Люшкову

По всему видно, что выселение корейцев – дело вполне назревшее. Возможно, что мы несколько опоздали с этим делом. Но, если это верно, тем быстрее надо провести выселение, особенно с южных районов Посьета. Предлагаем принять каждому из вас по своей области строгие и срочные меры по точному исполнению календарного плана выселения. Людей, саботирующих дело, кто бы они ни были, арестовывать немедля и наказывать примерно. Арестуйте не только Вольского, но десятки Вольских. Передайте Друскису, что над ним будет учинена примерная расправа, если он не проявит должной исполнительности и дисциплинированности.

11/IX- 1937 г. 17 ч. 40 мин.

Секретарь ЦК ВКП(б) СТАЛИН1

1 Архив из личного фонда Иосифа Сталина, “Российские вести”,

№17, июнь 1992.

Таким образом, над головой каждого исполнителя уже завис меч, который в любой момент мог опуститься. Органы НКВД СССР, уже не спрашивая мнения руководства республиканского, отдавали приказы своим подчиненным органам на местах:

“…Провести следующие подготовительные мероприятия:

Первое: установить районы, наиболее благоприятные для расселения корейцев, определить, какая помощь должна быть оказана переселенцам, чтобы обеспечить быстрое хозяйственное закрепление их в отведенных районах.

Второе: разработайте и представьте мне соображения об административных мерах, которые необходимо провести с целью предотвращения бегства корейцев в другие районы и распыления их по Советскому Союзу.

Третье: укреплять оперативный аппарат районов вселения, пересмотреть и усилить агентурой, учитывая возможную попытку японцев найти связь с корейцами в новых регионах их расселения через страны ближайшего Востока.

Последующее: при проведении подготовительных мероприятий к приему переселенцев тщательно следить за ходом подготовки, принимая через республиканские органы своевременные меры по обеспечению расселения”1(Архив МВД РУз, ф. Р-432, оп. 5, д. 1, с. 1)

Начиная со второй половины сентября 1937 года в Узбекистан стали прибывать эшелоны с выселенцами корейской национальности. После неимоверно тяжелого пути, за время которого смерть унесла тысячи жизней прежде всего стариков и детей, в сентябре, октябре, ноябре в Узбекистан прибыли эшелоны в три этапа.

Правительство Узбекистана и его народ делали все возможное, чтобы принять и разместить выселенцев. Это было проделано практически без подготовки, за короткий срок, без дополнительных материальных ресурсов. По докладу, который был направлен в Центр, Узбекистан принял на 1 января 1938 года 16 507 хозяйств, или примерно 80 тысяч человек. В докладе наркома внутренних дел Ежова Молотову фигурируют цифры – 16 272 семьи, в составе которых 76 525 человек, было размещено по состоянию на 29 октября 1937 года.1(Архив МВД РУз, ф. Р-432, оп. 5, д. 6, л. 33)

Всего из дальневосточного края в районы Средней Азии и Казахстана было выселено 36 681 хозяйство, в которых было 172 597 человек.2(Архив МВД РУз, ф. Р-432, оп. 5, д. 2, л. 305)

Размещение в Узбекистане этой огромной массы требовало много сил и средств. Выселенцы перед отъездом сдали имущество и урожай на корню. Им было обещано на новом месте возместить оставленное. Люди обращались в местные и центральные органы власти со своими жалобами.

Нельзя не сказать, что в процессе спешного выселения, в документах о принятии неделимого фонда, сельскохозяйственной техники, зданий, а также урожая на корню все это оценивалось приблизительно. Комиссией по приемке имущества совершенно безответственно давались обязательства, что после вычета закладки семенного фонда, фуража, за использование техники МТС и прочих расходов люди получат компенсацию. Предполагалось, что об этом будут уведомлены колхозы в месте прибытия, с указанием точного адреса и текущего счета в госбанке. По акту приемки комиссии стоимость принятого будет перечислена в хозяйства. Разве можно было не верить родному государству?

Однако выяснилось, что документы были оформлены юридически не правильно. В отдельных актах-обязательствах не была указана дата составления, не указаны реквизиты принимающей стороны. Получшюсь, что принимающая сторона не несет никакой имущественной ответственности. О каком пересоставлении документов можно было говорить после насильственной депортации?

И принимающая сторона, и комиссия, давшая обязательства, прекрасно понимали, что выселенцы больше никогда не смогут вернуться обратно в Дальневосточный край, и заведомо знали, что никакой ответственности виновные нести не будут. Так государством было узаконено ограбление корейского населения на Дальнем Востоке.

Совершенно необдуманное стихийное размещение выселенцев по отраслям хозяйственной деятельности привело к разобщению семей. Потерявшие своих близких обращались с жалобами и просьбами о розыске и воссоединении семей. А на местах, выполняя директивы Центра, правоохранительные органы не только не удовлетворяли их, но и продолжали акты беззакония и аресты невинных людей.

На все жалобы из Центра шли ответы, что компенсации выплачены в местах прибытия, тем самым умышленно вводили людей в заблуждение, натравливая их на местные органы. Воссоединение же семей было невозможно в связи с режимом, установленным для выселенцев. Такова была подлинная цена прославленной в песнях и стихах сталинской конституции, сталинской национальной политики.

Об этих фактах свидетельствуют документы третьей главы.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТА НАРОДНЫХ КОМИС CFHJD УЗБЕКСКОЙ ССР

3 ноября 1938 г. г. Ташкент

О САМОСТОЯТЕЛЬНОМ ПЕРЕМЕЩЕНИИ КОРЕЙЦЕВ-ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ

В соответствии с разъяснением Совета Народных Комиссаров СССР, Совет Народных Комиссаров Узбекской ССР постановляет:

1. Ограничить самостоятельное передвижение корейцев-переселенцев на территории Узбекской ССР пределами района.

2. Не препятствовать поступлению в вузы и техникумы корейцам, удовлетворяющим установленным требованиям, разрешая им въезд и проживание в режимных городах.

Председатель Совета Народных

Комиссаров УзССР АБДУРАХМАНОВ

Зав. Особым Сектором ГОЛИК

Архив МВД РУз, ф. 432, оп. 5, д. 8, л. 232*

* Здесь и далее: фонд Архива МВД УзССР

Иосифу Виссарионовичу Сталину

Шлю Вам, Иосиф Виссарионович, из КК АССР комсомольский привет и желаю Вам на долгие годы крепкого здоровья.

По, решению Партии (б) и нашего Правительства нас, корейцев ДВК, переселили в Среднюю Азию. Дорогой мы ехали хорошо, здоровые. Нам оказывали большую товарищескую помощь и наконец мы, переселенцы корейцы Охи Сталинской области, находимся в Таддыке. Выехали 5 октября 1937 г., наше назначенное место г. Нукус Каракалпакской АССР.

Ввиду закрытая навигации мы остались в Талдыке, где находимся 30 чел. безработные, суточные пособия вышли, без квартир, имеется большая заболеваемость, особенно среди детей; местные партийные и хозяйственные организации нам плохо помогают. Дети не учатся, транспорта нам не выдают, по всем этим вопросам мы не раз и не два обращались всюду, но ничего не добились, а поэтому я решился написать Вам, Иосиф Виссарионович, любимый вождь народа и ЦК(б) партии Ленина-Сталина. Жму Вашу руку крепко, и прошу Вас, дорогой Иосиф Виссарионович, хотя коротенько сообщить о том, что Вы получили мое маленькое письмо.

Адрес: пристань Талдык, ККАССР Муйнакского р-на переселенцу Соловьеву Г. 1.12.37г.

Верно: Оперсекретарь зам. Наркома внутр. дел СССР ГРИШАКИН

1 февраля 1938 г. г. Москва

Ф. 432, оп. 5, д. 6

Народному Комиссариату Внутренних Дел УзССР

от жителя Кассан-Сайского района

Ферганской области Ко Алексея Ивановича

ЗАЯВЛЕНИЕ

Настоящим прошу Вашего разрешения на выезд мне из УзССР в Уральскую область, Алапаевский район, на место моего рождения. По национальности я кореец, но по-корейски я говорить не могу и мать у меня русская, уроженка Пермской губернии. Отца я лишился в 1930 году и в данный момент мать, брат и сестренка находятся на моем иждивении, в то время как у меня своя семья составляет три человека. Месячная зарплата у меня составляет 280 рублей, из них только на дрова в месяц нужно 120-150 рублей. На такое маленькое жалованье я прожить не могу, потому что 50% моего оклада уходят только на дрова. Поэтому прошу Вашего разрешения выехать мне на место моего рождения, где я более удобно могу устроиться со своим семейством по всем нашим материальным делам.

К сему подпись

Ответ прошу дать по адресу: Ферганская область, Кассан-Сайское РайФо Ко Алексею Ивановичу.

1-1938 года

Ф. 432, оп. 5, д. 10, л. 329.

Председателю Совнаркома Узбекистана

от гражданина Яо-Фашунь

7/1-38 года

ЗАЯВЛЕНИЕ

Я, будучи китайцем, приехал в Узбекистан из г. Владивостока вместе с корейцами-переселенцами по семейным обстоятельствам, жена у меня кореянка. Находясь в Бухаре третий месяц, никак не могу устроиться на работу, т. к. я по-русски малограмотен, а по-узбекски совсем неграмотен. В течение 2-х месяцев надоедал горсовету и гор-ОНО гг. Бухары и Касана, но у них для меня работы нет. Пробовал сам ходить искать, тоже не нашел. Убедившись, что мне здесь не устроиться на работу, я 25/Х11 ездил специально в Ташкент, в Наркомпрос. Был у тов. Кичанова, просил разрешения насчет выезда в Москву или Ленинград, где можно найти себе работу (в восточных факультетах ВУЗов, китайском секторе нового алфавита и т. д.). Товарищ Кичанов хотел ходатайствовать в Москву насчет разрешения о выезде и сообщить мне результат в г. Касан, но до сегодняшнего дня я не получил ответа.

Во Владивостоке я работал в китайской НСШ в качестве директора. С работы снялся 30 сентября по случаю переселения. При расчете получил полмесячное выходное пособие. Теперь Вам нетрудно будет представить мое материальное положение. Находиться 3 с лишним месяца без работы и после месячного путешествия не так легко, последние монатки вынес, на барахолку, для поддержания существования семьи. Облигации заложил. Теперь мое положение буквально безвыходное. Создавшееся положение заставляет меня обратиться к Вам с просьбой выплатить мне через Наркомпрос за одну единицу преподавателя НСШ со времени увольнения с работы – с 1-го октября 37 г.

Одновременно с этим прошу Вас дать мне разрешение выехать куда-нибудь, где я могу применить свой труд, или устроить меня на работу по моей специальности где-нибудь.

Прошу сообщить Ваше решение по затронутым мной вопросам и как можно скорее, так как мое материальное положение не терпит отлагательства.

Адрес: г. Бухара, Гузар Ислахат, 25 ЯО-ФАШУНЬ

Ф. 432, оп. 5, д. 5.

Нач. пер. отд. НКВД УзССР тов. Лерману

При сем направляем заявления, поступившие от переселенцев-корейцев со следующей просьбой:

1. Огай Ольга, родственников не имеет, 19 лет, переселена в город Бухару, из Бухары ее завербовали на работу в Каучуко-совхоз М 8 на ст. Вревская, вышла замуж за колхозника к/за имени Ленина Среднечирчикского района Ким Ивана. Просит разрешение на прописку в Ср. Чирчик.

2. Сон Ун сен – просит снять с учета и разрешения на переезд к сыну в Киргизию. Его сын Сон Владимир живет в Киргизии, Кантском районе, Ак-кудукском с/с, колхозе Авангард (работает счетоводом в колхозе).

3. Ли Антоша, завгар 1-й Среднечирчикской МТС. Его два брата живут и работают в Казахской ССР, ст. Ут- Тюбе Ли Ден ок, Ли Дан ор. Просит Ли Антоша, чтобы разрешили соединиться с ним его родственникам, двоим братьям и дяде Ким Дон чук, т. е. разрешили переезд из Казахской ССР в Среднечирчикский район Ли Ден ок, Ли Дан ор и Ким Дон чук.

Просим Вашего указания.

Нач. Ср. -чирчикского РО НКВД мл. лейтенант Г. Б. СТЕЛЬМАХ

Инспектор по переселению НАРМА ТОВ

Ф. 432, оп. 5, д. 26, л. 53.

Начальнику НКВД Ходжа-Абадского района,

от гражданки, проживающей в Шелковом совхозе X. Абадского района Ким Надежды

ЗАЯВЛЕНИЕ

В Казахской ССР городе Караганде проживает жена брата моего мужа и нижеследующие лица:

1) Сим Сеня, 22 года,

2) Дочь ее Маня, 3 года,

3) Брат мужа Сим Сени Ким Си, 65 лет.

Прошу разрешить мне выехать в Казахскую ССР в город Караганду за семьей для переброски их в УзССР, Ходжа-Абадский район на жительство.

КИМ Надежда

10/11-1938 г.

Шелковый совхоз

Ф. 432, оп. 5, д. 5.

Начальнику район. НКВД

от переселенца Ли Ин-бом

ЗАЯВЛЕНИЕ

Прошу Вас выдать мне паспорт. Я желаю работать рыбаком, так как у меня имеется диплом специалиста шкипера, т. е. рыбака. Сообщаю Вам о моем положении. Нам назначено Аральское море. В связи с замерзанием моря нас обратно направили в г. Ташкент на ст. Вревская, но до сего времени не могу получить вещи, но недавно получил домашние вещи. Я хочу поехать на Аральское море, поэтому убедительно прошу не отказать в моей просьбе.

Ли Ин-бом

14/11-38 г.

Ф-432, оп. 5, д. 5, л. 55

Управлению НКВД по УзССР гор. Ташкент бывшему члену Правительственной комиссии по переселению корейцев тов. Кирьянову

Копия: Отдел Кадров Узсельхозснаба гор. Ташкент

От переселенца Хан Бориса Николаевича зам. главного бухгалтера Андижанского МРО Сельхозснаба гор. Андижан

ЖАЛОБА

После нашего с Вами переговора по телефону о выдаче мне и моей семье паспортов я неоднократно обращался в Андижанское райотделение НКВД (тов. Чалову), которое в свою очередь направляло несколько раз к нач. 1 отделения милиции, который не имел (по его объяснению) никаких прав и оснований для выдачи мне паспортов.

В результате этого бесцельного хождения от отделения НКВД в отделение милиции и обратно остается тот факт, что по неизвестным мне причинам все же я остаюсь без паспорта, каковое положение заставляет обратиться к Вам с жалобой.

Прошу Вашего содействия в этом вопросе, ибо дальше неудобно оставаться без удостоверения личности.

Б.Хан

20 марта 1938 года

г. Андижан

Ф. 432, оп. 5, д. 5.

Генеральному Секретарю Центрального

Комитета партии Сталину,

Председателю народного

комиссариата СССР Молотову

Я сын красного партизана. Во время гражданской войны мой отец умер от рук японцев и колчагинов. Мы живем на его пенсию в 150 рублей. Я, 16-летний кореец, обучался в 8 классе советской школы. Во время выселения корейцев с Дальнего Востока нам разъяснили партийные органы и НКВД: “Вы, корейцы, получите автономную область в Средней Азии”. Мы восприняли это сообщение с большой радостью, но на деле были иные условия:

1. После прибытия на место назначения с первых же дней бездомные мы жили на квартире то у одного, то у другого узбека, и теперь кончились деньги, не знаем, что делать.

2. Мы обращались в различные районные производственные организации, чтобы устроиться на работу, но нас не принимают на работу. Мы, бездомные и безденежные переселенцы, дошли до черты смерти. Многие умирают от голода.

3. Во время переселения нам разъяснили, что с прибытием в Среднюю Азию для нас откроют школы, но мы до сих пор не учимся.

4. Неправильно выполняется национально-культурная политика Ленина – Сталина. Например: корейский пединститут превратился в русский институт. Кроме того, корейская газета “Сенбон симун” ликвидирована. Таким образом, нет перспективы дальнейшего развития корейской национальной культуры и языка. Где получить мне высшее образование, когда я обучался на корейском языке?

5. У корейцев самый плохой характер в мире. Корейцы имеют долгую историю жизни, но народ отсталый, зато способный в предательстве друг друга. Во время ликвидации кулачества многие честные невинные люди обвинялись в связи с кулаками, а ныне – в связи с троцкистами и японскими шпионами, поэтому выселили корейцев с Дальнего Востока.

6. В данное время корейцы-переселенцы находятся в экономически трудном положении, но они не помогают друг другу, а наоборот сажают друг друга в тюрьму, сообщив в НКВД различные вымышленные сведения. Даже неграмотные колхозники попадают в тюрьму. Дальневосточный НКВД чистил корейцев и отправил в Среднюю Азию хороших людей, но оказалось эти люди тоже плохие. Непонятно, зачем же нас привезли сюда, может быть сажать в тюрьму?

7. Ведь корейцы не такой народ, которому суждена тюремная жизнь. Сколько корейцев, в том числе мой отец, отдали свою жизнь на войне с белогвардейцами и японскими захватчиками? Они разве погибли за такую нашу жизнь? В СССР должны хорошо жить только кавказский народ, а другие люди не должны жить? Для нашего корейского народа нет разницы, где и как умереть: от японского ига или в тюрьмах в Советском Союзе. Зря надеялись, что СССР является родиной пролетариата. Если бы мы знали, что так плохо будет нам здесь жить, то надо было нам умереть там, на Дальнем Востоке. Почему не убили нас на Дальнем Востоке? Многие корейцы после переезда болеют и умирают от перемены климата.

Вся власть находится в Ваших руках, поэтому наша жизнь зависит от Вас. Если хотите, убивайте нас. Для нас нет никакой надежды на хорошую жизнь.

2/V-38 г. г. Ново-ургенч ККАССР пишет Ма Хак Бон

Ф. 432, оп. 5, д. 10, л. 351-352.

Наркому внутренних дел УзССР

от гр-ки Крокус Прасковьи Федотовны

ЗАЯВЛЕНИЕ

Я родилась в 1905 году в семье крестьянина на Дальнем Востоке Зейского округа Свободненского района, в деревне Ново-Никольской. Отец Федот Яковлевич Кривоносенко. Нас сейчас пять братьев, мать и сестра, мы проживали в деревне Ново-Никольской Зейского округа. Я в 1923 году вышла замуж за корейца Крокус Сергея Ивановича и жила с ним до 1937 года сентября месяца в дер. Дмитриевской Свободненского района, но его как корейца переселили в Узбекистан на станцию Вревская, промхоз Каучук № 8, 2 участок, где он заболел воспалением легких и тифом и умер 25/1-38 г., а я осталась с пятью детьми. Старшему 14 лет, а самых малых двоих у меня схоронили, сама нахожусь на излечении в труд. туб. санатории Ялангач, а дети без присмотра в промхозе. Поэтому прошу Вас дать мне право на выезд из Узбекистана и въезд на Дальний Восток в Зейский округ Свободненский р-н, дер. Ново-Никольское к братьям и к матери, дабы я имела возможность поправить свое здоровье, так как климат мне данный не подходит, на что есть справка от глав, врача санатория, и не оставить сирот без присмотра, а там я найду кусок хлеба от своих родных для себя и детей.

Прошу сообщить по адресу: ст. Вревск, промхоз № 8, Каучук, 2 участок.

к сему Крокус Прасковья Федотовна

13/VI-38 г.

Ф. 432, оп. 5. д. 5.

Лерману г. Ташкент

При этом направляются Вам заявления переселенцев-корейцев, ниже поименованных лиц:

2. Ким Петр Максимович – переселенец КК АССР Кунгурского р-на 11 аул-совет к/з им. “Авангард”. Он приехал в Ташкент на учебу, не снят с учета, на учебу его не принимают. Он приехал к родным в Ср.-Чирчикский р-н с/совет Сталина, к-з им. Сталинской конституции.

Когда мы ему указали на необходимость поехать в КК АССР и сняться с учета, или же там остаться, он заявил, что не имеет средств туда поехать.

2. Юн Хак-Сон – переселенец-кореец КазССР, гор. Караганда, шахта № 8 им. Курбачева. Он без разрешения выехал из КазССР в Ташкент разыскать родственников, в июне м-це нашел своего дядю в к-зе им. 8-го Марта, Кумского с/совета Ср.-Чирчикского р-на.

Нами было предложено ему выехать в КазССР, выехать он не в силах, т. к. не имеет средств. Его колхоз им. 8-го Марта с июня м-ца оформил членом колхоза и работает.

Мы предупредили правление колхоза о неправильности такого случая, что без ведома Переселенческого отдела НКВД не оформлять в колхоз членами и наемниками.

3. Кан Петр Александрович, работает в Той-Тюбе, Сберкасса № 3567 в качестве бухгалтера, его отец Кан Александр неработоспособный, хотят выехать в КазССР, гор. Гурьев, р/завод Каменный, там живут родственники – старший брат Кан Трофим Алексеевич, работает учителем НСШ, и мать.

Целью выезда указывает плохое материальное положение, т. к. отец неработоспособный, а его заработок их не обеспечивает.

Препровождая вышеперечисленные заявления, просим дать обо всем указание.

Врид. нач. Ср.-Чирчикского РО НКВД сержант Госбезопасности РИЗВАНОВ

Инспектор Переселен, отдела НКВД Уз НОРМАТОВ

Ф. 432, оп. 5, д. 24, л. 57

Пом. нач. Переселенческого отдела

НКВД СССР Гринберг г. Москва

28/1Х-38г.

В настоящее время наблюдается большой наплыв в учебные заведения УзССР со стороны переселенцев-корейцев и особенная тяга в ташкентские учебные заведения.

Согласно существующего закона о 50-километровой зоне вокруг Ташкента, ташкентская милиция корейцев не прописывает, и они вынуждены отправляться обратно.

Совершенно не имея никаких установок по этому вопросу, прошу дать исчерпывающие разъяснения, как поступать в дальнейшем?

Одновременно с этим сообщаю, что по этому же вопросу нами была послана телеграмма на имя т. Чернышева за № 2173 от 28.VIII, на которую до сих пор ответа не получили.

Пом. наркома внутдел УзССР капитан Госбезопасности МЕЕР

Ф. 432, оп. 5, д. 6, стр. 183

Всем обл. гор. рай. отд. НКВД УзССР

27 октября 1938 г.

За последнее время наблюдается массовая подача заявлений корейцами-переселенцами с просьбой дачи разрешений на переезд из одного района в другой, в большинстве своем без достаточных к этому оснований.

В целях упорядочения вопроса с переездом корейцев-переселенцев предлагаю в будущем установить следующий порядок приема заявлений:

1. В заявлении должно быть обязательно указано:

а) фамилия, имя и отчество, место работы подающего заявление.

б) точный адрес, место работы, фамилия, имя и отчество, к кому переезжает подающий заявление.

2. Цель переезда.

3. Если переезжающий является членом колхоза, то к заявлению необходимо приложить выписку из постановления общего собрания колхоза о том, что колхоз не возражает против его ухода.

4. Справку от колхоза о том, что с отъезжающим произведен полный расчет.

Только по представлении указанных документов можете принимать заявления от переселенцев-корейцев о переезде и направлять их к нам.

Разрешение на переезд давать только по получении от нас на это разрешения в каждом отдельном случае.

Получение настоящего подтвердите.

Пом. наркома внутдел УзССР капитан Госбезопасности МЕЕР

Нач. Перес, отдела НКВД УзССР ЛЕРМАН

Ф. 432, оп. 5, д. 9, стр. 292

Зам. наркома внутренних дел УзССР капитану Госбезопасности Мееру

г. Ташкент

В Ср. Чирчикское РО НКВД поступило заявление от 14-тилетней переселенки Тян Раисы с просьбой разыскать ее мать Ким Нину, с которой она рассталась в г. Владивостоке по вине руководителей погрузки эшелона.

2-го октября с. г. во время перевозки и погрузки вещей в эшелон на ст. Первая речка ДВ жд, младший брат Тян Раисы попал под автомашину, его поместили в больницу и ввиду этого вся семья осталась в г. Владивостоке, а Тян Раиса выехала с эшелоном из-за вещей, которые были погружены в эшелон.

Мать Раисы должна была выехать со станции Первая речка следующим эшелоном, который должен был отправиться 11 октября с. г.

Положение Тян Раисы в настоящее время тяжелое, живет среди чужих людей без средств для существования, хотя ей помогает РИК, но недостаточно. Поэтому прошу вашего распоряжения дать указание райотделениям УзССР, а также запросить НКВД КазССР об установлении места пребывания Ким Нины 37 лет, с 2-мя сыновьями и 2 дочерьми.

Нач. Ср.-Чирчикского РО НКВД мл. лейтенант Госбезопасности СТЕЛЬМАХ

Опер. Уполномоченный лейтенант Госбезопасности КИМЖЕИР

Ф. 432, оп. 5, д. 5, стр. 61

Вождю и отцу народов тов. Сталину

Тов. Сталин, не знаю я как намерилась написать Вам письмо. Я – Тен Елена – переселенка, опишу свою жизнь на ДВК и в УзССР. Когда я жила на ДВК, то я жила очень хорошо, еженедельно я выезжала в поле со своим трактором и лишь мечтала быть впереди и выполнять норму. В настоящее время мы находимся в УзССР, где я нахожусь в очень трудном положении. На работу скоро не могла устроиться и не могу, у меня умер дед и болеют мама с папой, у меня мама русская, папа – кореец, они очень болеют от перемены климата, обоих отвезли в больницу, а сестрина меньшая воспитанница, она сирота, осталась от отца с матерью, мы ее взяли на воспитание 3-х лет, не с кем бросить. Мы сейчас находимся полуголодными, пособие получили 400 руб., с больными и.девочкой они разошлись быстро, по этому поводу я обращалась к с/совету, в район, но никакой помощи нет. Теперь я решила написать Вам, дорогой вождь тов. Сталин. Но страдаю не я одна из переселенцев, но и многие так страдают. Комсомольские личные дела нам не выслали; более 15 человек комсомольцев уже 4 мес. не прикреплены из нашего же колхоза. Пособие обещали выдать, тоже нет.

Но я во что бы то ни стало должна продолжать свою работу на тракторе, хоть здесь, потому что ее дала нам счастливая страна, надо быть достойным водить сложные машины, которые дала нам советская страна и большевистская партия во главе с тов. Сталиным.

Тов. Сталин, я не знаю, как мы счастливы, нашему счастью нет конца, шлю вам горячий привет, Вам, великий Сталин, от имени девушек-колхозниц “Пограничник”, да здравствует партия большевиков, во главе с т. Сталиным.

Пишет переселенка из Узб. ССР – Сред. Аз. ж. д. – ст. Джума, Паст-Даргомского р-на, Чархинский с/совет, к/х “Пограничник” Федотова Елена (Тен Елена – корейская фамилия)

Ф. 432, оп. 5, д. 5

Город Ташкент. Наркомзем. Переселенческий пункт Узбекской республиканской конторы, от гражданина У-Мен-Гын, работающего ответ, исполнителем при конторе Автотракторосбыт гор. Наманган, проживающего в гор. Намангане, ул. Уйчинская JV? 295, или контора Автотракторосбыт

ЗАЯВЛЕНИЕ

Вторично прошу Вас, что я, кореец по национальности, переселенец из ДВК, города Владивостока, в 1937 году в октябре месяце 11-го дня выехал из гор. Владивостока, то есть в разные сроки со своими родителями, что мне и моим родителям не было нужно, так как я хочу жить вместе с родителями, но я задержался там со службой, с которой в срок не смог отчитаться, то есть не передал все дела. Об этом местные уполномоченные по переселению говорили мне, что вы мол встретитесь там все на месте, то есть в Казахстане. Когда я после передачи приехал в Казахстан в город Уральск с другим эшелоном, то моих родителей не оказалось в Казахстане, но по заботе областного НКВД г. Уральска и моим неоднократным телеграммам они были обнаружены в Узбекистане в городе Намангане. После получения сообщения Уральским НКВД мне разрешили переехать в Узбекистан только после получения паспорта в Казахстане, так как список переселенцев и дальневосточные паспорта находились в Казахстане, и я сделал там как сказано, то есть получил паспорт и переехал в Узбекистан, в город Наманган, где находились мои родители. После приезда в Узбекистан я о своем прибытии доложил в местное отделение РК милиции, объясняя причину приезда в июне месяце этого года, которая разрешила прописку и жить с родителями. Теперь, когда обменивали паспорта, то говорят, что нужно ехать в Казахстан, то есть туда, где получил паспорт. Ведь у меня семья (жена в положении и ребенок) и мать с отцом, куда я поеду с такой семьей в зимнее время, мне обидно, да и в материальном отношении невозможно. Если это обязательно требуется по закону правительства, то я без всякого отговора выеду из Узбекистана, бросив родителей, так как люди выполняли и не такое задание, но по моему может быть недодуманному мнению не должно быть, чтобы законом не разрешали жить вместе с родителями. Жду срочно и важно вашего ответа. Если нужно будет выехать, то половину жизни отдам, но выполню ваше приказание.

З/ХП-38 г.

У Мен Гын

Ф.432,оп. 5, д. 10, л. 318

Начальнику Наманганского

ГО НКВД УзССР лейтенанту Госбезопасности Колосову

25.12.38

Через СНК УзССР к нам поступило заявление переселенца-корейца Пягай Бонсун, в котором последний просит о прописке его в г. Намангане.

Прошу поставить в известность переселенца Нягаи Бонсун, что прописка разрешена быть не может.

Пягай Бонсун в настоящее время проживает в г. Намангане, кварт. Пахтакор к-з им. Тельмана.

Нач-к отдела переселения НКВД УзССР ЛЕРМЛН

Ф. 432, оп. 5, д. 26, л. 5

Переселенческий отдел при НКВД г. Ташкент от гр-на Пягай Бонсун, проживающего в г. Намангане, кварт. Пахтакор к/з им. Тельмана

ЗАЯВЛЕНИЕ

На основании ответа Совнаркома Узбекистана – на мое заявление от 15.12.38 г. – убедительно прошу обменять мой паспорт в г. Намангане, который я получил в Казахстане, так как я приехал в г. Наманган к родителям с разрешения НКВД.

К сему: ПЯГАЙ

26.12.38 года

Ф. 432, оп. 5, д. 26, л. 8

Начальнику Переселенческого отдела НКВД УзССР от гражданина Сон Моисея Давидовича, проживающего в городе Чиназе Ташкентской области

ЗАЯВЛЕНИЕ

Согласно решения правительства СССР в порядке спец. переселения корейцев из ДВК я приехал в УзССР, Фер- ганскую область, Алты-Арыкский район отдельно от всех родственников и братьев. В результате длительной переписки и личного моего посещения города Чиназа в январе сего года я узнал о месте нахождения отца, матери и братьев, так как все документы и справки отца и матери находились у меня, когда жили в ДВК, кроме того, я получил от сестры письмо о том, что мой отец лежит больной – он умер 6-го декабря сего года в городе Чиназе. Я не мог жить отдельно, поэтому 26 октября переехал из Алты-Арыкского района в Чиназский и по прибытии в Чиназ я был прописан в Чиназском РОМ НКВД. В связи с обменом паспортов я обратился к начальнику паспортного стола города Чиназа, с тем чтобы он обменял мне паспорт, но последний отобрал у меня паспорт и предложил выехать из Чиназа в течение 15 суток.

Имею на своем иждивении 6 душ после смерти отца, при том все нетрудоспособные, кроме жены, которая имеет 7-месячного грудного ребенка, старая 63-летняя мамаша, которая каждый день плачет, не желая выехать из Чиназа, оставив всех родственников и дочку. Кроме того, находится у меня двое круглых сирот, оставшихся после смерти отца и матери. Получаю пенсию в сумме 198 рублей в месяц на двоих, как детей военнослужащего.

Имея такой состав семьи, мне опасно выезжать из Чи- наза в зимний период, и второе: экономическое положение тоже не выдержит требующийся расход для переезда из Чиназа в Алты-Арык. Оставить старую мамашу в одиночестве и выехать мне одному тоже непростительно как сыну.

Учитывая все вышеизложенные обстоятельства разрешите мне попросить Вашего исключения для меня от общего положения.

Исключить меня одного от общего законоположения это будет равносильно тому, что лишить человека одной волосинки, это не будет играть решающую роль в политике и экономике нашей любимой страны.

Поэтому просим Вашего разрешения оставить меня в Чиназе с правом постоянного жительства и ходатайствовать перед Чиназским РОМ НКВД о возврате мне отобранных паспортов и их обмене. Просим не отказать в просьбе.

28/ХП-38 г.

Заявитель СОН

Ф.432:,оп.5,д. 10, л. 336

Генеральному Секретарю Центрального

Комитета И. В. Сталину

от комсомолки Ким Ксении Петровны

Здравствуйте уважаемый И. В. Сталин! Шлю Вам из КК АССР горячий комсомольский привет, дорогой И. В., за оказание помощи моим братьям и сестрам.

Мои братья и сестры получили направление в интернат. Трое пожили в интернате три дня, двое пришли назад, так как они никогда врозь не жили, а один уже живет три недели, столоваться приходит домой, только ночевать ходит в интернат, и также за квартиру и за топливо оплачиваем 100 руб.

Одним словом я с малыми братьями и сестрами живу по-старому. Теперь мне очень тяжело стало, так как бросила дневную работу. Мне, 19-тилетней девушке, тяжело было выполнять две должности.

Кроме того, я как приехала в Среднюю Азию мне климат тяжелый, заболеваю часто. Поэтому я заболела, легла в больницу, где и пролежала 2 месяца и 5 дней. От тяжелого климата, как врачи признали, у меня болит печень, желчный пузырь, почки.

Мне врачи предложили уехать на операцию, здесь за неимением электрического освещения, т. е. “рингента” они точно не могут определить мою болезнь.

Уважаемый И. В. Сталин! Каковы мои бытовые условия после смерти матери.

Если бы я была одна, а то со мной 6 детей, отец 7-й, он инвалид.

Здесь, где я в настоящий момент проживаю, нет родных, хоть от родных была бы помощь. Далеко, за несколько тысяч километров находятся наши родные.

Поэтому для дальнейшего воспитания детей я прошу дать разрешение о выезде к родным в гор. Караганду.

Я летом была в отпуску и ездила в гор. Караганду, там живет брат двоюродный и бабушка, они мне дали совет – приезжай к нам, мы будем воспитывать детей, ты сама будешь учиться.

Дорогой Сталин! Мне только и время учиться, всего 19 лет, очень хочется учиться, иногда даже обидно, вся молодежь идет учиться, получают полное образование, подруга одна учится в Москве, а я сижу с детьми, обливаюсь слезами, когда сижу и гляжу на учеников.

Вы дали всем волю, т. е. право учиться и радостно жить, а мне нет, мне не дают братья, они мне мешают, какая мне будет учеба, если я их брошу в какую-то неизвестную яму, где они погибнут. Мне хочется, чтобы они получили полное образование и воспитались в коммунистическом духе, а для этого нужно уехать к родным, я одна не в силах поддержать их.

Если Вы дадите разрешение на право выезда к родным, дети будут воспитываться в духе коммунизма и также я буду продолжать свою учебу. Мне нужно в мае или июне выехать к родным, чтобы вовремя записать в школу детей. Я думаю, Вы дадите разрешение мне.

От тяжелого климата я лично чувствую себя очень плохо, не успели выписать из больницы, меня опять кладут в больницу.

Особенно летом жарища невыносимая, Вы сами знаете, мы привыкли к холодному климату, особенно на острове Сахалин.

Большая просьба к Вам, пожалейте меня и дайте разрешение на право выезда к родным.

И если можно, чтобы дали мне помощь рублей 500, так как сама думаю ехать к родным, а нет средств, если бы были вещи, то я могла бы продать. Если я получу отпускные и зарплату, то будет 450 рублей и сестренка 360 рубл., а всего нужно больше тысячи.

Уважаемый Сталин! Мне очень неудобно все это говорить, без меня Вы там перегружены работой.

Хорошо если вы на месте разрешите мою просьбу, не передавая местному начальству, сколько я к ним ни обращалась, они не обращают на меня никакого внимания, лишь бы им сыто есть и хорошо одеваться, они сравнивают меня с собой – они получают больше тысячи, кроме того у них есть родные.

Поэтому прошу разобрать мою просьбу, дать помощь.

От комсомолки Ким Ксении П.

Адрес: ККАССР гор. Муйнак Райбиблиотека № 49.

Ф. 432, оп. 5, д. 25, л. 112-114

Уполномоченному по кор. Переселению Нижнечирчикского района, от гражданина, проживающего в Н.-чирчикском р-не, Н.-жизненском с/сов. в поселке Чушкобашском

Ким Михея Андреевича

ЗАЯВЛЕНИЕ

Настоящим заявлением прошу уполномоченного разобрать мое заявление. Я, переселенец ДВК Ким Михей Андреевич, приехал сюда в ноябре месяце 1937 года в Южный Узбекистан. При выезде с ДВК мой дядя Ким Самсон находился в Приморье в селе Барабаше, поэтому мы не могли попасть в одно место. Причем моя жена Хан Ольга в это время находилась у дяди. Она вместе с дядей приехала сюда, а я приехал в город Наманган, поэтому мне пришлось искать дядю и жену. Как только нас высадили, я на другой день выехал, но, не зная их местонахождение, их не встретил, и мне пришлось остаться в Казахстане в городе Джамбуле. После долгого времени я узнал местонахождение дяди, и в августе месяце я приехал сюда и встретил дядю и жену. Она уже получила паспорт в Н-чирчикском РО НКВД, а мне как прибывшему из другого района не выдали. Я об этом в октябре месяце заявил начальнику паспортного стола, но он мне ответил: “Кто приехал из другого района, тот не имеет права проживать в Н-чирчикском районе”.

В настоящее время я работаю учителем Чушкобашского Н-чирчикского района.

Прошу уполномоченного разобрать мое заявление и дать ответ, как быть в данном случае.

К сему подпись 5/1-1939 г. КИМ

Ф. 432, оп. 5, д. 26, л. 55.

Верховный Совет УзССР Тов. Ахунбабаеву

от гр-нки Калашниковой Надежды Васильевны,

проживающей на строительстве плотины Кампыр-Рават, Ворошиловского района

ЗАЯВЛЕНИЕ

Мой муж Калашников Иосиф Георгиевич работал на ДВК с 1930 года в органах ТОУГБ НКВД, в качестве начальника оперативного пункта ст. Амазар Амурской железной дороги. И в 1937 году по неизвестным причинам для меня был арестован и направлен в г. Хабаровск.

Я же осталась с тремя детьми, в возрасте 9 лет, 7 лет и 5 месяцев (грудной), причем без всяких средств, т. к. зарплату мужа за сентябрь месяц 1937 года мне не выдали. Я была вынуждена выехать к родным мужа на станцию Магдагачи (отец мужа, 70 лет, по национальности кореец, мать, 55 лет, русская). Но так как их переселяют в Среднюю Азию, я обратилась к нач. РОМ ст. Тыгда Амурской железной дороги тов. Литвиненко за советом, как мне быть, оставшись при этом без денег, работы и квартиры. Тов. Литвиненко мне посоветовал ехать с родными мужа в Среднюю Азию. К своим родным я выехать не могла ввиду наступления зимы и из-за отсутствия средств. Приехав в Среднюю Азию, я устроилась машинисткой на строительстве плотины Кампыр-Рават Ворошиловского района.

Ворошиловское РОМ НКВД мне обменяло паспорт сер. КИ № 677538 на основании постановления СНК СССР за № 861 от 28.04.1933 года. Я обратилась к нач. РОМ тов. Деревянченко в отношении данного постановления и что оно гласит, однако тов. Деревянченко мне ответил, что это постановление касается паспортизации.

Материальные условия заставили подумать о выезде к своим родным в г. Анапу. Свои соображения я изложила тов. Деревянченко, который сообщил, что выехать я могу в любое время и что в этом нет никаких затруднений. Я решила сделать развязку с родными мужа. За время на- хождения в Средней Азии у меня умер грудной ребенок и в опасении за оставшихся двух детей я выехала к своим родным в г. Анапу. В городе Анапе мне в прописке отказали, требуя с меня справку об отбытии лагерей, т. к. постановление СНК говорит, что я была под судом, чего в жизни мне испытывать не приходилось.

С 18-летнего возраста я стала на самостоятельную жизнь, работала, принимала участие в общественной работе и была членом комсомола с 1926 года.

В 1927 году я вышла замуж за Калашникова И. Г., который в то время также состоял в КСМ и был членом партии с 1925 года. В конце 27 года муж уехал в Красную Армию и служил до 1930 г., приехав из армии, РК ВКП(б) направил его на работу в ОГПУ при ст. Бочкарево Амурской железной дороги. Я же также продолжала работать до 1931 года. В 1931 году мужа перевели на ст. Магдагачи, где мне и пришлось бросить работу, т. к. муж мой изменил взгляды на семейную жизнь и заставил меня сидеть в четырех стенах, окруженной маленькими детьми, и я была оторвана от жизни, почему мне пришлось механически выйти из рядов КСМ, с этого момента мы с мужем стали расходиться во взглядах на жизнь.

В 1933 г. мне удалось убедить мужа в необходимости работать и принимать участие в общественной жизни.

В 1935 году при организации оперативных пунктов ТО-УГБ муж был назначен нач. опер, пункта ст. Амазар (до этого работал в занимаемой должности линуполномочен- ного). Приехав в 1935 году на ст. Амазар, несмотря на скандалы с мужем, я продолжала участвовать в общественной жизни. В 1937 году в сентябре м-це арестовывают мужа. На меня стали смотреть, как на врага народа, и я была вынуждена выехать к его родным. Устроиться работать из-за мужа я не могла, несмотря на то, что меня все знали, но, боясь каждый за себя, меня презирали. В октябре м-це началось переселение корейцев в Ср. Азию и так как я должна была остаться одна без квартиры и без работы, я была вынуждена поехать с родными мужа. На меня наложили тяжелое бремя.

Я самостоятельный человек и за мужа я отвечать не могу, тем более дети, которым безвинно приходится страдать. Муж находился на такой работе, где оглашение тех или иных вопросов не имело места, тем более жене, а поэтому разве я могла знать, в чем обвиняется мой муж. Я до сего времени не знаю, где он находится, а также и его провинность. Оставив детей у родных, т. к. я не могла их вывезти обратно ввиду отсутствия средств, мне пришлось одной выехать в Ср. Азию, где я устроилась на прежнее место. А поэтому прошу Вашего ходатайства перед СНК УзССР о снятии с меня тяжелого для меня пятна и разрешить выезд к родным в город Анапу.

Родные мои живут в г. Анапе с 1930 г. Отец работает в совхозе Джемете в качестве шорника. Старший брат живет в г. Новороссийске, работает в Утильпромсбыте бухгалтером. Второй брат тоже в Новороссийске, работает в Новоросторге статистом. Младший брат работает в городе Анапе в совхозе Суп-Сехе в качестве чернорабочего на винограднике – стахановец.

До 1930 года родители жили на ДВК ст. Бочкарево Амур, жел. дор., отец занимался кустарным ремеслом – шорничал. Я же до 18 лет находилась на иждивении отца.

Ввиду тяжелой прошлой жизни с мужем и попав ошибочно в такое положение, я отказываюсь от него и прошу, если его провинность подтвердилась документальными данными и свидетельскими показаниями, дать суровое наказание в защиту нашей родины.

Еще раз прошу вашего ходатайства перед СНК о снятии с меня тяжелого и грязного пятна и дать мне возможность воспитать детей для пользы нашего государства.

14.01.38 года

КАЛАШНИКОВА

Ф.432, оп. 5, д. 25, л. 163

Дорогой Иосиф Виссарионович!

Мы, трудящиеся корейцы, перевезенные из ДВК в г. Наманган и в колхозы Наманганского района УзССР, обращаемся к Вам с просьбой разрешить небольшие наши вопросы, затрагивающие наши интересы, так как нам кажется, что здесь местные органы искажают принцип коммунистического интернационализма, идут в разрез основным законам СССР, Сталинской конституции.

Нами был понесен большой материальный ущерб из-за неожиданного переселения (мы были предупреждены о переселении за 10,5 и 3 дня), пришлось то, что было, бросать совсем или отдавать за бесценок. Но местные органы в Намангане проявили заботу о нас лишь тем, что нас распределили по чайханам с побитыми стеклами, которые не отапливались, и те, кто не мог найти частные квартиры, были вынуждены всю зиму оставаться в этих чайханах.

При организации переселения с нас потребовали все имеющиеся у нас документы, разъясняя, что это проводится в целях предотвращения от возможных утери и похищения и что по прибытии на место их нам отдадут обратно. Получить обратно их, конечно, не смогли и поэтому многие лишились комсомольских и проф. Билетов и в настоящее время автоматически выбыли из союзов, лишились своих справок о последнем месте работы и поэтому не могли здесь устроиться на работу по своей специальности.

Нам становится очень обидно, помимо всего прочего и от того, что не можем отвечать на вопросы любопытных, которые обращаются к нам с расспросами, за что нас выселили… и т. д. и т. д.

Фактически мы здесь находимся на правах ссыльных, так как выезжать мы отсюда не имеем права, все мы здесь снабжены паспортами с отметкой: “На право жительства в Намангане”.

Несмотря на то, что статья 123 Конституции СССР гласит: “Равноправие граждан СССР, независимо от их национальности и расы, во всех областях хозяйственной, государственной, культурной и общественно-политической жизни является непреложным законом. Какое бы то ни было прямое или косвенное ограничение прав или, наоборот, установление прямых преимуществ граждан в зависимости от… национальной принадлежности, равно… проповедь расовой или национальной исключительности, или ненависти и пренебрежения – караются законом”, мы этими правами не пользуемся, и наши права сильно ущемлены.

Мы не можем пользоваться правом на отдых, так как нельзя нам выехать из Намангана и использовать свой отпуск, поехать на курорты или в дома отдыха или погостить у родных и т. д. и т. д., несмотря на очень тяжелый здешний летний климат, сопровождаемый разными заболеваниями, особенно для нас, приехавших сюда впервые.

По тем же причинам мы не можем пользоваться и правом на образование, так как в Намангане нет высших учебных заведений.

На все это мы находим единственное объяснение, что мы родились по национальности корейцами, а если русская (а их, к сожалению, имеется немало), то потому что вышла замуж за корейца или росла у корейцев. Невольно у нас возникает сомнение, не притаились ли туг агенты немецкого фашизма и проводят у нас фашистские расовые законы из Германии, где запрещается по закону арийцам выходить замуж или даже танцевать с не арийцами.

Мы надеемся, что Вы разрешите наш наболевший вопрос, вызовете виновных и восстановите нас в правах гражданина Союза Советских Социалистических Республик, завоеванных трудящимися Советского Союза под мудрым руководством гениального вождя трудящихся всего мира Владимира Ильича Ленина и Вас, Иосиф Виссарионович, и гарантированных Сталинской конституцией.

23 января 1939 г.

г. Наманган УзССР

6 подписей

Ф. 432, оп. 5, д. 26, стр. 146

Добрый день, мама!

Я хочу в свою очередь разъяснить вам, как вы можете приехать к нам на время 1-2 м-ца погостить и помочь Анне во время ее родов, ведь ей очень страшно без ва родить. С этим письмом вы можете пойти в НКВД и вам дадут пропуск на 2-3 месяца, чтобы приехать в гости, да и никто не имеет права вам отказать съездить в отпуск, так как все знают, что у вас есть мы на ДВК и вы едете именно к нам в гости, и главное – помочь своей же дочери в родах, для нас своим приездом вы сделаете многое, и мы просим вас скорее берите пропуск и приезжайте, билет вам вышлем и деньги на дорогу тоже, да и вы подкрепите свои силы у нас. Срочно сообщайте, что и как вы думаете. Привет Вале, Поле и Линорке. Жив, здоров.

Ваш Владимир.

24/1-39 г.

Ф. 432, оп. 5, д. 26, л. 124

В Чиназский НКВД т. Барбеш

от Сидоровой А. М.

ЗАЯВЛЕНИЕ

Прошу вашего распоряжения дать мне пропуск на ДВК, так как там находится моя дочь и они меня требуют, чтобы я приехала к ним в гости, так как моя дочь находится в тяжелом состоянии, и она просит, чтоб я приехала на 2,5 месяца помочь в ее жизни и отдохнуть у них. Я сама тоже не совсем здорова, у меня хроническая малярия. Прошу Вас дать мне пропуск на 2-3 месяца, помочь дочери и подкрепить свое здоровье. Моя семья остается здесь. Мужа у меня нет. Он умер в 1930. Детей на моем иждивении двое. Сама я больная и вот решаю поехать к старшей дочери, а детей оставить здесь в Племсовхозе № 3.

Прошу не отказать в моей просьбе. Дайте, пожалуйста.

20/11-39 г.

Ст. Вревская, Плем-совхоз № 3, ферма № 2, от Сидоровой А. М.

Ф. 432, оп. 5, д. 26, л. 123.

Начальнику милиции Чиназского района

от учительницы Вревской НСШ Хван Маргариты Васильевны

ЗАЯВЛЕНИЕ

В октябре 1937 г. я прибыла с Дальневосточного Края но плановому переселению корейцев на ст. Вревскую. Одинокая. Мне от роду 19 лет, девица, б/п, студентка с последнего курса техникума.

Прибыв на ст. Вревскую, я вынуждена была оставить учебу и устроиться на работу, так как у меня родных здесь нет. По окончании учебного года решилась продолжить свое образование, с этой целью имею намерение переехать к родным сестрам и брату в город Москву, где они работают.

На основании вышеизложенного прошу Вас не отказать возбудить ходатайство перед Правительственной тройкой по переселению корейцев о разрешении мне выезда в город.

Ф.432, оп. 5, д. 5

Председателю Президиума

Верховного Совета Союза ССР

от переселенца Владимира Васильевича Эм, проживающего в г. Фергане Узб. ССР, работающего в Ферганском Горфинотделе в должности бухгалтера СМИЛ

ЗАЯВЛЕНИЕ

Настоящим прошу вашего содействия в разборе моего заявления, заключающегося в нижеследующем:

Дело в том, что я приехал в г. Фергану 13-го ноября 1937 года в связи с переселением кор. населения из пределов ДВКрая, на основании постановления Правительства Союза ССР. 13-го ноября 1937 года со станции меня с семьей перебросили в Садсовхоз № 3, в маленький общий барак несколько семейств, находящийся за 6 км от города, где с большими трудностями мы прожили до октября м-ца с/года. А в настоящее время стало гораздо хуже, живем в бывшей кладовой, где находились удобрения сада, более 27 человек. В семье восемь человек, из них пять маленьких детей, они болеют от ядовитого запаха удобрений. Живем хуже скотины.

Несмотря на то, что неоднократно обращался к председателю Горсовета с вопросом о неважных жилобстоятельствах, не получил абсолютно никакой помощи, и создания соответствующих жил. условий не предвидится. Вообще пред. Горсовета не учитывает, что я живу без квартиры больше года, поскольку я работаю в Горфинотделе и я переселенец.

На основании существующего законоположения, помоему, я вполне имею право не только быть обеспеченным квартирой, но во всех отношениях быть наравне с другими гражданами, так как являюсь гр-ном СССР. Убедительно прошу, принимая во внимание вышеизложенное, оказать мне содействие в создании соответствующих жил. условий.

27.11.38 г. КсемуЭм.

Мой адрес: г.Фергана Ферганской области Узб. ССР Городской Финансовый отдел СМИЛ.

Эм Владимир Васильевич

Ф. 105, оп. 1,д. 10, лл. 62-63

Начальнику Переселенческого

отдела НКВД УзССР т. Лерману

г. Ташкент

Направляя заявление переселенца-корейца Эм В. В., проживающего в г. Фергане, прошу принять меры к проверке жилищных условий его семьи и проживающих совместно с ним в том же помещении еще 27 корейцев.

Примите меры к размещению этих корейцев в квартирах Горжилфонда. Если не сможете этого добиться, поставьте перед СНК Узбекской ССР вопрос об отпуске этим корейским семьям ссудного кредита на постройку 1-2-х саманных домов в Фергане, за счет средств, отпущенных на оказание помощи,рабочим и служащим корейцам в постройке или ремонте домов.

Результаты сообщите в Переселенческий отдел НКВД СССР.

Пом. нач. Переселенческого

отдела НКВД СССР ГРИНБЕРГ

Ф. 105, оп. 1,д. 10, л. 61

Москва НКВД Переселенческий

Гринберг

Факт, указанный заявлением Эм, подтвердился. Вопрос разрешается в оргкомитете. Результаты дополнительно.

Вр. И. о. Нач. Пересел, отдела НКВДУзССР МИНИНЗОН

5 марта 1939 года

г. Ташкент

ф. 432, оп. 5, д. 3, л. 47.

Начальнику Ходжейлинского райНКВД,

от Шин Xвa ир

ЗАЯВЛЕНИЕ

Настоящим прошу разрешить нижеследующий вопрос. Когда мы жили на Дальнем Востоке, то мой сын работал по профессии рыбаком, а я жил в деревне с помощью сына. Нас переселили в КК АССР без него. У меня в семействе четверо, жена 58 л., дочь 19 л. и дочь 14 л., мне самому 64 года. Так как я стар, то меня освободили из колхоза как нетрудоспособного, и поэтому мне нужно поехать в Северный Казахстан в г. Кустанай к сыну. Со мною также нетрудоспособная семья. Таким образом прошу Вашего разрешения на выезд мне с семьей к сыну в Казахстан в гор. Кустанай.

26/Ш-1939 г.

Шин Хва ир

Адрес: к/х “Новый мир “, 7 а/совета Ходжейлинского района.

Ф. 432, оп. 5, д. 24, л. 97

Начальнику Ходжейлинского районного отделения НКВД,

от гражданина, проживающего в к/х им. “Новый мир” 7-го а/совета Шек Мунхак

ЗАЯВЛЕНИЕ

Для сведения сообщаю Вам, что я работал в качестве сторожа в НСШ при к/х “Новый мир” в ДВК, до приезда в КК АССР, жил один с сыном. В момент переселения корейцев из пределов ДВК я не успел попасть в эшелон, куда попал мой сын с семьей, и остался один в к/х “Новый мир” до настоящего времени. С получением сообщения от сына о его месте нахождения я постараюсь выехать к своему сыну, чтобы жить до смерти со своим сыном. Желая выехать к сыну, убедительно прошу Вашего распоряжения выдать мне разрешение на выезд в Западн. Каз. область Либищенский район, село Горячкин, к/х “Искра”, где находится мой сын.

27 марта 1939 г.

ШЕК Мунхак

Ф. 432, оп. 5, д. 24, л. 96

Сов. секретно Нач. 1 спец. отд. НКВД УзССР т. Декань г. Ташкент

Копия: нач. Ходжейлинского РО НКВД КК АССР т. Абдуллину с. Ходжейли

Препровождаются при этом два заявления спецпереселенцев: Шин Хва ир и Шек Мунхак, проживающих в Ходжейлинском р-не КК АССР о ходатайстве разрешения им переезда из Ходжейлинского района в Казахстан.

Результаты по существу разбора заявления сообщите нам для сведения и объявления с/переселенцам.

Одновременно просим дать разъяснения, кто должен заниматься вопросами, касающимися спецпереселенцев, так как на этот счет у нас никаких указаний не имеется.

Приложение: 2 заявления.

Врио наркома внутренних дел КК АССР сержант Госуд. безопасности ГРУЧКОВ

Оперупол. 1 спецгруппы БОБРОВ

Ф. 432, оп. 5, д. 24, л. 99

Народному Комиссариату Внутренних Дел УзССР Отдел переселенческий

Копия: Совнаркому УзССР

от коллектива горняков Уч-Курганского смотрительства “Средаззолото” в количестве 150 человек

ЗАЯВЛЕНИЕ

Будучи горными рабочими по добыче золота, настоящим заявляем, что, согласно постановления Правительства, мы, переселенцы из ДВК и прибывшие в Ваше распоряжение, по прибытии сразу же поступили на работу в систему золотой промышленности в Уч-Курганском районе, где и по настоящее время работаем.

В прошлом 1938 году наше производство перевыполнило годовую программу, благодаря нашему героическому энтузиазму по добыче золота.

Контора смотрительства “Средаззолото” находится в Уч-Курганском районе УзССР, но приисковые участки расположены на территории Киргизской ССР, начиная от Ташкумырского района и кончая до Кетмень-Тюбинского района, где нам переселенцам-корейцам не разрешают проживать и работать.

Участок, где мы работали с осени 1937 года, выработался.

В целях обеспечения рабочих золотничков оконтуренными золотоносными площадями, также и выполнения годовой производственной программы контора смотрительства “Средаззолото” открывает новые участки месторождения золота в Кетмень-Тюбинском районе Киргизской республики, где нам без санкции вышестоящих организаций районные организации НКВД Кир. ССР не разрешают работать, несмотря на то, что мы были переброшены в 1937 году на золотые прииски согласнраспоряжения Совнаркома УзССР, на что имеется специальное распоряжение.

Основная наша профессия с юных лет – это добыча золота, приисковые золотодобывающие работы.

Кроме того, учитывая материальное положение, а также основную квалификацию и в целях повышения своей квалификации, на основе стахановского движения, мы, горняки, хотим дать стране золото и одновременно обеспечить свое материальное положение, но этому препятствует вышеизложенная причина.

Со стороны Уч-Курганского смотрительства “Средаззолото”, также и комбината возражений нет в части нашего перехода на новый участок. В виду сложившихся обстоятельств, мы, переселенцы-корейцы в количестве 150 человек, в лице бригадира тов. Кима И. А. просим дать санкцию на право производства работы в Кетмень-Тюбинском районе Кир. ССР.

Излагая вышеизложенное, просим не отказать в нашей просьбе.

Бригадир старательской бригады Уч-Курганского смотрительства “Средаззолото” КИМ

Ф. 432, оп. 5, д. 24, лл. 82, 83

Пом. наркома внутдел УзССР капитану Госбезопасности Меер

г. Ташкент

Возражений против переселения 150-ти корейцев-рабочих без семей, работающих в системе “Средаззолото”, из Уч-Курганского р-на УзССР в Кетмень-Тюбинский р-н Кирг. ССР не имеем, о чем прошу объявить Управлению “Средаззолото”.

Нач. Кетмень-Тюбинского РО НКВД о данном мероприятии мной указания даны.

Нарком внутренних дел Кир. ССР капитан Госбезопасности АБУШЕНКО

22 апреля 1939 года

Ф. 432, оп. 5, д. 24, л. 86

СПИСОК № 5

на переселенцев, разыскивающих своих родственников

1. Цой Даниил Алексеевич разыскивает брата Цой Виталия Леонтьевича с семьей: Цой Марию Григорьевну, Цой Анатолия, Цой Геннадия, Цой Надежду, проживавших до переселения в Посьетском районе ДВК. Цой Виталий работал в райФО ревизором.

2. Демобилизованный красноармеец Ким Алексей разыскивает брата Ким Пен Сун, 1917 года, до переселения работал в литейном цехе ПВРЗ в городе Ворошиловске.

3. Пон Ирина разыскивает мать Хван Марию и брата Пон Михаила, проживавших до переселения в городе Владивостоке.

4. Ли По Ун разыскивает родственников: братьев Ли Тон Ур, Шкотовского района, работал в Дальгосрыбтресте, Ли Тон Хор, Буденовский район, работал в Дальгосрыбтресте, зятя У Сан Хин – работал в колхозе “Таучон” Ольгинского района и Цой Александр Буденовский район.

5. Пак Митя Николаевич разыскивает отца Пак Николая Герасимовича, проживавшего до переселения в селении Бринеровка Ольгинского р-на.

6. Хан Мария Георгиевна разыскивает отца Югай Георгия Филипповича, мать – Ким Марию Ивановну, сестру Югай Екатерину Георгиевну, брата Югай Афанасия Георгиевича; до переселения проживали в гор. Хабаровске на Артиллерийской улице д. № 50. Югай Георгий работал бухгалтером в НКВД.

7. Пак Н. И. разыскивает отца Пак Ивана Ивановича, мать Шин Елену Алексеевну, сестру Пак Софью Ивановну, сестру Пак Ларису Ивановну из Ольгинского р-на, села Ольги, брата Пак Тимофея Ивановича из гор. Владивостока и сестру Пак Татьяну Ивановну из г. Ворошилова.

8. Ким Анатолий Григорьевич разыскивает родственников: Ким Виталия Григорьевича, Ким Владимира Иннокентьевича, Ким Елену Александровну, проживавших до переселения в гор. Владивостоке.

9. Юн Хен Гук разыскивает жену Ким Огим, находившуюся до переселения в тюрьме города Владивостока. Во время переселения Ким Огим освобождена и прибыла с переселенцами в УзССР.

10. Пак Кен Хвен разыскивает гр-на Цой Сен Ко (или Сон Сергея), находившегося до переселения в одном из совхозов Шкотовского р-на.

11. Шегай Анатолий Семенович разыскивает Шегай Семена Михайловича, проживавшего до переселения в колхозе им. Сталина Ворошиловского р-на.

Нач. Переселенч. отд.

НКВД УзССР КИРЬЯНОВ

Ф. 432, оп. 5, д. 5, л. 496

Пом. наркома внутренних дел УзССР капитану Госбезопасности Мееру

г. Ташкент

Согласно присланных Вами списков о розыске переселенцев-корейцев родственниками, нами установлено следующее:

По списку № 3

1. Ким Павел Тимофеевич, работает экономистом Узпищеторга, прибыл из Посьетского района ДВК.

2. Пак Вера, 1879 г. рождения, прибыла из гор. Владивостока.

3. Ким Иванов в гор. Коканде имеется 5 человек.

По списку № 4

1. Ким Анна, проживает в г. Коканде 10 человек.

2. Тен Вера проживает в г. Коканде 3 человека.

По списку № 5

1. Цой Виталий Леонтьевич, 1917 г. рожд. прибыл из г. Красина Посьетского района ДВК.

2. Цой Мария Григорьевна, 1819 г. рождения, прибыла из с. Красино Посьетского района ДВК.

Нач. Кокандск.горотдела УГБ НКВД Уз. мл. лейтенант Госуд. безопасности ВАКУЛЕНКО

Нач. 3-го отделения горотдела лейтенант Госуд. безопасности МАЛАХОВ

Ф. Р-432, оп. 5, д. 5, л. 153

Москва, Кремль

Председателю ЦИК СССР М. И. Калинину

Я – народный учитель, приехал с Дальнего Востока в Узбекистан в связи с переселением корейцев с пограничной полосы. По национальности я, разумеется, кореец, работаю сейчас в школе № 6 гор. Самарканда.

Я решил написать Вам по поводу выдачи пособия корейцам-переселенцам. Пишу коротко.

Сейчас по постановлению центральных органов производится выдача пособий в размере 3000 рублей каждой переселенческой семье. Мероприятие, конечно, такое, которое можно только приветствовать. Но вся беда заключается в том, что пособие получают в числе прочих и семьи арестованных или осужденных шпионов, диверсантов, вредителей и различных контрреволюционеров.

А среди нас много таких семей.

Известно, что враги народа жили за счет иностранных контрразведок, за счет фашистских государств. И действительно, если проследить за жизнью семей врагов народа, то оказывается, что эти семьи и до сего времени, после ареста и осуждения главы семьи, в материальном отношении обеспечены в десятки раз лучше, чем мы, честные советские труженики. Возьмите, например, в гор. Самарканде семьи Пак Иргена, Дзю Шегая, Кима и др. Они живут, как говорится, по-барски, не знают никакой нужды.

Органы НКВД, очевидно, не все средства изъяли у этих шпионов, и источники существования у их семей не исякли. Вопреки такому факту, советская власть оказывает им помощь. Логически выходит, что вместо вскрытия и искоренения предателей своей родины, мы помогаем им.

Я смею поднять голос протеста против помощи семьям врагов социалистического строительства. Я думаю, что к моему голосу присоединяются голоса всех корейцев, любящих свою социалистическую родину.

Михаил Иванович! Я пишу это письмо на вокзале, стоя у подоконника. Простите за корявый почерк.

Кимхай Н. В.

Мой адрес: гор. Самарканд, Узбекистан, квартал Юсуф-бай, школа № 6, учителю Кимхай.

Резолюция: тов. Чернышеву. Жалоба и протест справедлив. Это безобразие. Чего смотрят чекисты. Надо устранить это безобразие. Учителю ответить. Ежов. 10/П

Ф. Р-432, оп. 5, д. 6, стр. 299

ПРОТОКОЛ

допроса свидетеля гр-на Кимхай Никифора Владимировича 1938 г. февраля 26 дня. г. Самарканд.

Я, Вр. нач. 3-го Отделения УГБ НКВД УзССР млад. лейтенант Госбезопасности Афанасьев, в присутствии начальника переселенческого бюро НКВД Уз. Кирьянова допросил в качестве свидетеля гр-на Кимхай Н. В., который о себе показал:

Кимхай Никифор Владимирович – кореец, рождения 1905 года, уроженец с. Краббе, Посьетского р-на ДВК, по соц. происхождению сын крестьянина-середняка, отец имел 10 га земли и 1 быка, служащий – учитель, работает в Янги-Юльском с/совете в колхозе “Социализм” преподавателем школы № 50, образование высшее, окончил учительский институт в гор. Владивостоке в 1923 году. Женат, на иждивении 7 человек, родственников и знакомых за границей не имеет. В Красной Армии не служил, на военном учете состоит к. 6. Владеет языками: русским, японским, китайским и своим родным корейским. Под судом и следствием не был, гр-н СССР.

Предупрежденный об ответственности за ложное показание и за отказ в даче показания, согласно ст. 224 УПК УзССР, по существу дела на заданные вопросы показал:

Вопрос: Вы подавали в начале января м-ца с. г. на имя председателя ЦИКа СССР т. Калинина какое-либо заявление?

Ответ: Да, подавал.

Вопрос: В чем заключалась сущность Вашего заявления?

Ответ: Я жаловался т. Калинину на действия местных органов власти, которые оказывали материальную помощь семьям осужденных и арестованных за шпионаж и диверсию наравне со всеми переселенцами-корейцами.

Вопрос: Укажите, какие организации, кому персонально из семей осужденных оказали помощь и в чем она выразилась?

Ответ: При переселении нас на место в ДВК всем без исключения переселяемым было выдано на каждого человека по 150 руб. кормовых, выдачу денег производили райисполкомы. По приезде нас на новое местожительство в г. Самарканд и его р-н всем семьям колхозников выдается денежная и продуктовая ссуда в размере 3000 руб. и до 3-х центнеров пшеницы. Ссуду эту получили и получают и семьи осужденных и арестованных. Из числа таких семей могу назвать следующие:

1) Семья осужденного за шпионаж Ким Янбена, работающая в колхозе им. Молотова, и ряд других фамилий, коих не помню.

Вопрос: В Вашем заявлении указано, что пособие получили так же семьи осужденных Пак Иргена, Дзю Шагая, Кима и другие. Расскажите, какое именно пособие и в каком размере они получили?

Ответ: Называя указанные фамилии, я имел ввиду полученное ими пособие в размере 150 руб. на человека, выданное на месте в ДВК, а также учитывал поданную заявку ими в момент переучета переселенных корейцев в гор. Самарканде.

Вопрос: Точно ли Вам известно, что семья названного Вами осужденного Ким Янбена получила денежную и продовольственную ссуду?

Ответ: О том, что семья Ким Янбена получила продовольственную ссуду, я знаю точно, о получении денежной ссуды в размере 3000 руб. точно утверждать не могу.

Вопрос: Известен ли Вам факт выдачи денежного пособия в размере 3000 руб. каждому колхозному хозяйству. Если известен, то укажите, кому именно и когда выдано пособие?

Ответ: Мне известно постановление правительства о выдаче, а также и самый факт выдачи, но не в Самарканде и его р-не, а на ст. Джума (Паст-Даргомского р-на).

Вопрос: В Вашем заявлении указано, что местные органы власти, вместо вскрытия и искоренения предателей родины, оказывают помощь врагам народа в лице их семей, путем выдачи им пособия в размере. 3000 рублей. Укажите конкретные факты и назовите лиц, коим выдано пособие?

Ответ: На ст. Джума (Паст-Даргомского р-на) в счет 3000 руб. получили по 500 руб. все колхозники, в том числе и семьи врагов народа, фамилии и имена их назвать не могу, т. к. не помню.

Вопрос: Кто производил выдачу колхозникам, в том числе и семьям врагов народа, аванса в размере 500 руб. в Паст-Даргомском р-не?

Ответ: Выдачу производили правления колхозов.

Вопрос: Что Вы еще можете добавить по существу дела?

Ответ: Больше ничего сказать не могу.

Записанное мне прочитано, записано с моих слов верно – Кимхай

Допросили:

Вр. Нач. 3 Отд. СС НКВД Уз. мл. лейтенант Госбезопасности АФАНАСЬЕВ

Нач. Отдела переселений НКВД УзССР КИРЬЯНОВ

Ф. Р-432, оп. 5, д. 6, л. 305-306

ПРОТОКОЛ

дополнительного допроса свидетеля Кимхай Н. В.

от 26 февраля 1938 года

Вопрос: Назовите известные Вам семьи осужденных врагов народа, проживающие в г. Самарканде и р-нах Самаркандском и Паст-Даргомском?

Ответ: Мне известны следующие семьи по г. Самарканду и его р-ну:

1) Семья Пак Иргена – осужденного за шпионаж, жена Надежда Хан, где работает и живет не знаю.

2) Семья Шегай, осужденного, за что не знаю, – жена Шегай Анна – где работает не знаю, живет около ст. Самарканд в собственном доме, купленном за 5000 рублей.

3) Семья Пака – осужденного за шпионаж, в составе сына Пак Ивана – 25 лет и жены Пак Анны – где работают не знаю, живут в Хайрабадской части ст. города Самарканда.

4) Семья Дзю, арестованного в ДВК, за что не знаю, в составе жены Дзю Любовь.

5) Семья Ким Янбена, осужденного на 3 года за шпионаж, в составе жены Цой Александры.

По Паст-Даргомскому р-ну:

1) Семья Ким Николая, арестованного в ДВК, за что не знаю, в составе жены Ким-Си.

2) Семья Пак – быв. пред. Кедровского, Корейского с/с, в составе жены Пак-Си. Других не знаю.

Вопрос: Назовите известных Вам корейцев, бывших за границей или имеющих родственные связи в Японии и Корее.

Ответ: Таких не знаю.

Записано с моих слов верно: Кимхай

Допросил: Вр. Нач. 3 отд. СС НКВД Уз. мл. лейтенант Госбезопасности АФАНАСЬЕВ

Ф. Р-432, оп. 5, д. 6, л. 307

Председателю СНК Узб. ССР тов. Сегизбаеву

На имя Наркомвнутдел СССР Генерального Комиссара Государственной безопасности тов. Ежова поступило заявление от учителя корейца Кимхая о том, что в Узбекистане механически применяется постановление СНК СССР от 7-го сентября 1937 г. о кредитовании и выдаче продссуды корейцам-переселенцам, вследствие чего кредиты на строительство, а также продссуду, наравне со всеми колхозниками-корейцами, работающими добросо-

вестно в колхозах, получают семьи осужденных и арестованных за контрреволюционные преступления.

Тов. Ежов предложил устранить указанные явления.

В соответствии с этим мною был командирован на место работник НКВД, который в беседе с заявителем и проверкой на месте установил правильность наличия указанных в заявлении фактов.

В целях недопущения в дальнейшем подобных явлений прошу принять специальное решение СНК УзССР, проект которого представляю.

АПРЕСЯН

Наркомвнутдел УзССР

майор Госбезопасности

Ф. Р-432, оп. 5, д. 4, л. 21

Зам. народного комиссара

внутренних дел СССР

комдиву Чернышеву

г. Москва

Расследованием с выездом работника НКВД на место заявления учителя-корейца Кимхая Н. В., поданного на имя Председателя Президиума Верховного Совета СССР тов. М. И.Калинина, о фактах выдачи материальной помощи семьям переселенцев, члены семей которых осуждены и арестованы за контрреволюционные преступления, установлено:

1. Заявление учителя-корейца Кимхая в основном правильно отражает наличие фактов механического применения районными организациями постановлений СНК СССР от 7 сентября 1937 года о кредитовании и от 17 ноября о выдаче продссуды переселенцам из ДВК в Узбекистан, вследствие чего:

а) денежные кредиты Сельхозбанком выдавались правлениям колхозов для всех колхозных хозяйств без исключения.

б) продовольственная ссуда до 3-х центнеров зерна выдавалась Уполкомзагом по представлении списков правлений колхозов без исключения всем колхозным хозяйствам.

2. Учитель-кореец Кимхай Н. В., сигнализировавший о фактах безобразной работы местных органов, был принят выезжающим в г. Самарканд работником НКВД, которому сообщено, что его заявление принято.

3. В целях исправления допущенных ошибок по выдаче денежных кредитов и продовольственной ссуды 15 марта с. г. по нашему предложению принято специальное решение Совета Народных Комиссаров Узб. ССР, копию которого прилагаю.

Приложение: упомянутое. П/п Народный комиссар внутренних дел УзССР майор Госбезопасности АПРЕСЯН

ПОСТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТА НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ УЗБЕКСКОЙ ССР

15 марта 1938 г. г. Ташкент

О ПОРЯДКЕ ВЫДАЧИ КРЕДИТА, ДЕНЕЖНОЙ И ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЙ ССУДЫ ПЕРЕСЕЛЕНЦАМ-КОРЕЙЦАМ.

Совет Народных Комиссаров постановляет:

1. Отмечая наличие фактов механического применения постановления СНК СССР от 7-го сентября 1937 года о выдаче денежных кредитов и продовольственной ссуды семьям колхозников-корейцев, переселенных из ДВК в Узбекскую ССР, вследствие чего кредиты на строительство жилого дома, а также продовольственную ссуду наравне со всеми колхозниками-корейцами, работающими в колхозах, получают семьи осужденных и арестованных корейцев за контрреволюционные преступления – предложить райисполкомам, Сельхозбанку и Уполкомзагу:

а) для получения кредитов и продовольственной ссуды требовать от правления колхозов представления списков на хозяйства колхозников, работающих в колхозе, и отдельно на хозяйства осужденных или арестованных корейцев;

б) выдачу кредита и продссуд по списку корейцев-колхозников, работающих в колхозах, производить по представлении в Сельхозбанк и райуполкомзаг списков, заверенных сельсоветом или райземводом;

в) выдачу кредита и продссуду по списку корейцев-колхозников, члены семей которых осуждены или арестованы, не производить без специального разрешения Совнаркома УзССР.

Председатель Совета Народных Комиссаров Узбекской ССР СЕГИЗБАЕВ

Ф. Р-432, оп. 5, д. 4, л. 22

Председателю Верховного Совета Узбекистана тов. Ахунбабаеву.

Заявитель: Цой Дюн-Хен

ЗАЯВЛЕНИЕ

Я вел секретную службу в течение 12 лет под руководством Посьетского районного полномочного комитета, находящегося под непосредственным контролем Хабаровского секретного отдела внутренних дел ДВК. В 1937 году переселился вместе со всеми корейцами. Сообщая о нижеследующих фактах в своей экономически трудной жизни, прошу Вашего содействия в оказании мне материальной помощи.

1. О прошлой моей работе и ее результатах.

Я по профессии корейский военный (в чине командир отделения). С 1905 года корейским партизаном боролся, держа в руках оружие, против японских захватчиков за освобождение Кореи. С марта 1919 года участвовал во всеобщем движении корейцев против японского ига и продолжал служить в партизанах, но, не одержав победы, в 1920 году перешел в Россию через Манчжурию и вступил в красные партизаны в чине командира батальона и боролся против агрессии Японии. В 1922 году, по окончании гражданской войны, мы сдали оружие. С 1926 года до сентября 1937 вел секретную службу в Посьетском районном отделе под непосредственным руководством секретного отдела Хабаровских краевых отделов внутренних дел в течение 12 лет.

Служба заключалась: подобрать людей-корейцев из Кореи и Манчжурии, преданных делу пролетарской революции, установить связь с секретной службой и передать собранные секретные материалы в центр – Хабаровск. С

1926 года до января 1936 года вел секретную службу без зарплаты. Только с февраля 1936 года до сентября 1937 года получал зарплату в сумме 250 рублей в месяц. Построил дом в Посьетском районе, в селе Ханчи в 3 км от пограничной заставы, и вел службу. В любое время дня и ночи, как только получал секретные материалы с той стороны, тут же сообщал в пограничную заставу. Все это входило в мою обязанность по службе. Я нес службу не из-за зарплаты, а за время столь долгосрочной службы во мне зародилась твердая решимость отдать свою жизнь в борьбе с интервентами из Японии и Манчжурии при охране нашей границы. С марта 1937 года японские жандармы, узнав о моей службе, стремились захватить меня. Поэтому мне пришлось проводить постоянно бессонные ночи, держа в руках ружье. Кроме того, 28 июня 1937 года мой сын, работавший учителем в селе, расположенном в 20 км от моего дома, пришел ко мне ночью, а утром при разрядке ружья, которое он держал под подушкой, произошел выстрел и ранил его. В течение 3-х месяцев он находился на лечении и теперь он стал инвалидом на всю жизнь. Это случилось из-за моей службы.

2. О переселении.

С 10 сентября 1937 года неделю я находился в доме Калугина, полномочного члена секретной службы, в райцентре Новокиевск. 17 сентября 1937 года я отправился во Владивосток. При отправке начальник Калугин мне сказал о том, что отправят во Владивосток не по вопросу переселения и велел зайти к начальнику Попову и выдал направление и 250 рублей на дорогу. При встрече тов. Попов сказал следующее: пока сверху нет никакого сообщения обо мне, поэтому велел лучше ехать с первым эшелоном вместе с корейцами города Владивостока в Среднюю Азию и выдал 250 рублей на дорогу. Я-то думал: тов. Попов будет со мной вести разговор о дальнейшей моей службе. Такой неожиданный поворот событий сильно потряс меня, и я не знал, что делать. Я совершен- но не был готов к отправке в дальний путь. На 5 человек в семье такая мизерная сумма денег ничего не давала.

Наш дом, огород (более одного га) остались без хозяина, даже не смог хотя бы передать урожай с огорода какой-нибудь производственной организации. С собой взяли только некоторую необходимую одежду.

3. Положение в настоящее время.

В настоящее время я работаю в рыболовном корейском колхозе села Таили Муйнакского района Аральского моря. Я с детства мало работал физически, мне 56 лет, часто болею, жизнь стала предельно трудной. В прошлом году я формовал кирпичи для строительства дома и с 21 июля болею, семья находится в тяжелом состоянии.

4. Состояние моих родственников.

Мой двоюродный брат Цой Ин-Дюн с 1927 года работал со мной вместе на секретной службе. В мае 1935 года по указанию Хабаровского комитета секретной службы направлен в Манчжурию, но вскоре его захватили и расстреляли японские жандармы (о чем сообщили мне в Хабаровском комитете и велели не оглашать). У него остались жена, сын 14 лет, дочь 11 лет, сын 9 лет, сын 3 лет. Сверху не оказали никакой помощи этой семье. Я обращался в вышестоящие органы, но они только обещали. Его дети до сих пор не знают о его смерти. Как дальше жить этой семье, у них нет выхода.

5. Учитывая мою 12-летнюю и 9-летнюю работу брата Цой Ин-Дюн на секретной службе, прошу оказать экономическую помощь нашим семьям и чтобы наши семьи жили в одном селе, чтобы я мог оказать хотя бы моральную помощь семье брата. При этом семья брата не может переехать к нам. Поэтому прошу оказать содействие, чтобы моя семья переехала к ним.

6. Я не могу писать на русском языке и не могу просить другого человека, знающего русский язык, из-за секретного содержания письма. Поэтому пишу на родном корейском языке, за что прошу извинения.

3/1-39 г. Заявитель: Цой Дюн-Хен

пароль “Сено”

Ф. 432, оп. 5, д. 26, л. 157-158

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

1939 г., апрель месяц 27 дня. Я, пом. опер. упол. Муйнакского РО НКВД Евтушенко, допросил в качестве обвиняемого гражданина Цой и на первоначально предло-женные вопросы он показал:

1. Фамилия: Цой

2. Имя и отчество: Дюн-Хен.

3. Возраст и год рождения: 1883 г.

4. Происхождение (откуда родом, кто родители, национальность, гражданство или подданство): уроженец Кореи, г. Кевон, по национальности кореец, гр-н СССР, по происхождению из крестьян-бедняков.

5. Местожительство (постоянное и последнее): пос. Таили Муйнакского района КК АССР.

6. Род занятия (последнее место службы и должность): член колхоза им. “Коминтерн”, огородник.

7. Семейное положение (перечислить близких родственников, их имена, фамилии, адреса, род занятий до революции и в последнее время): женат,

1. жена Ю Ольга 52 лет д/х;

2. сын Цой Иннокентий 1915 года рождения работает учителем;

3. сноха Пак Мария 19 лет д/х.

8. Кем, когда и за каким номером выдан паспорт: нет

9. Имущественное положение (до и после революции, допрашиваемого и его родственников): из крестьян бедняков, после революции также крестьянин, в настоящее время колхозник.

10. Образование (первоначальное образование, средняя школа, высшая специальная, где, когда и т. д.): окончил начальную школу.

11. Партийность: б/п.

12. Сведения об общественной и революционной работе: участник партизанского движения на ДВК в 1919-22 годах.

13. Сведения о судимости, нахождении под следствием (до Октяб. Революции и после нее): не судим

14. Категория воинского учета: не состоит.

15. Служба у белых: не служил.

16. Показания по существу дела

Вопрос: Вы подали заявление на имя Председателя Президиума Верховного Совета УзССР т. Ахунбабаева о том, что вы проживаете в Муйнакском районе, терпите материальную нужду. Скажите, вы получали продовольственную помощь от государства, сколько и когда?

Ответ: Да, я действительно подал заявление на имя Пред. Президиума Верховного Совета УзССР т. Ахунбабаева о том, что я и семья моего брата, проживающая в Самаркандской области, терпим материальную нужду.

Продовольственную ссуду от государства я получал в 1938 году два раза – в Наманганском районе 300 кг муки и в Муйнакском районе в колхозе “Коминтерн” 140 кг муки. В 1939 г. я получил 35 кг риса и 30 кг муки.

Вопрос: На каких работах вы работаете в колхозе и ваш заработок?

Ответ: В 1938 году я работал в колхозе на разных работах. С 1939 года я работаю бригадиром на пригородном хозяйстве. Заработок мой в колхозе я точно не знаю, так как мне начисляют трудодни, за которые я в конце года получу заработок.

Вопрос: Сколько вы заработали трудодней в 1938 году?

Ответ: В 1938 году я выработал 37 трудодней.

Вопрос: Почему вы так мало работали в 1938 году?

Ответ: В 1938 году я мало работал в виду моей болезни.

Вопрос: Сколько вы выработали трудодней в 1939 году и сколько за них получили заработка?

О т в е т: В 1939 году мной выработано 65 трудодней. В счет этих трудодней я в колхозе получил немного про- дуктов (редьку, лук, мясо).

Вопрос: Сколько членов в вашей семье и из них трудоспособных?

Ответ: Семья состоит из 4 человек: жена, сын, сноха и я. Трудоспособных трое: я сам, сын работает учителем начальной школы и сноха, но она нигде не работает.

Вопрос: Каков месячный заработок вашей семьи?

Ответ: Месячный заработок моей семьи составляет только получаемая зарплата сына 260 рублей, я же сам, как уже указал выше, получал только продукты в счет аванса.

Вопрос: Где проживает ваш брат в Самарканде и чем занимается?

Ответ: В Самаркандской области, Паст-Даргомском районе, Талташский а/с, колхоз имени Ленина, там проживает жена моего брата, сам же брат умер в 1935 году. В колхозе работает только старший сын и она сама, а еще трое детей нигде не работают, так как дети малолетние.

Протокол мне прочитан и переведен на мой родной корейский язык. С моих слов записано верно: Цой

Ф.432, оп. 5, д. 26, л. 55

ЗАКЛЮЧЕНИЕ (по заявлению Цой Дюн-Хен)

1939 года апреля 27 дня, я, пом. опер, уполномоченного Муйнакского РО НКВД Евтушенко, рассмотрев заявление гр-на Цой Дюн-Хен, нашел: Цой Дюн-Хен, 1883 года рождения, уроженец Кореи, гор. Кеван, кореец, гражданин СССР, б/п, грамотный, работает бригадиром в колхозе им. Коминтерна, проживает в пос. Таили, Муйнакского района.

Цой Дюн-Хен имеет семью из 4-х человек, из которых 3 чел. трудоспособных, сын его работает учителем в начальной школе, получает зарплату 260 рублей в месяц.

Прод. ссуду от государства Цой-Дюн-Хен получал: в 1938 году 440 кг муки и в 1939 году 35 кг риса и 30 кг муки.

На основании вышеизложенного полагал бы – в дополнительном пособии и выезде из Муйнакского района гр-ну Цой Дюн-Хен отказать.

Пом. опер, уполномоченного Муйнакского РО НКВД ЕВТУШЕНКО

Резолюция: Согласен

Нач. Муйнакского РО НКВД Сержант Госбезопасности ГРУЧКОВ

Ф. 432, оп. 5, д.. 26, л. 154

АКТ

8 сентября 1937 года

Мы, нижеподписавшиеся: Пред. комиссии Удовиченко, члены: Директор Ново-Качалинской МТС Сухоручкин В. И., агроном Холопова 3., инспектор Госстраха Раевский Ф., в присутствии пред. сельсовета т. Ткаченко Ф. и пред. колхоза Ким В. составили настоящий акт в нижеследующем: 8 сентября 1937 г. комиссия произвела оценку имущества, а также посевов на корню в колхозе “Заря Ханки” Ново-Качалинского с/совета Ханкинского р-на ДВК.

Всего на сумму по инвентарю и сельхоз. культурам

101817 р. 22 к.

Ф. 432, оп. 5, д. 4

ОБЯЗАТЕЛЬСТВО

11 сентября 1937 г.

Дано настоящее обязательство Земельным Отделом Зейского Райисполкома колхозу “1-е марта” в том, что Зейский РайЗО принял от колхоза “1-е марта” по акту ] 7 хлеб колхоза. Из собственного валового сбора зерна

будет погашена натуроплата. МТС, будут засыпаны семенной и страховой фонды, а также возвращен заем колхозу “Путь крестьянина” и Зейскому ГорПО, также будет произведен расчет за молотьбу, остальной хлеб будет распределен по оставленной ведомости колхоза на трудодни.

Зав. Зейским РайЗО

Пред. колхоза “1-е Марта ” ЯН

Гос. комиссия по переселению СТАРИКОВ

Ф. 432, оп. 5, д. 4

ОБЯЗАТЕЛЬСТВО

Настоящее дано колхозу “Окт. Революция” в том, что Оргкомитет Уссурийского облисполкома по Ворошиловскому р-ну обязуется перевести колхозу “Октябрьская революция” полностью суммы за принятое от колхоза имущество, живой и мертвый инвентарь по стоимости, определенной приемочной комиссией по уведомлению колхоза и его местонахождению и наименованию текущего счета в Госбанке по новому месту жительства по прибытии колхоза по переселению, денег в сумме Руб. Семьдесят две тысячи семьсот восемьдесят четыре руб. 50 коп. согласно нижепоименованных документов:

1) Акт прием, комиссии от 6 сентября 1937 г.

2) Ведомость № 1 инвент. и оборудован, предприят.

3) Ведомость № 2 – растениеводство.

4) Ведомость описи № 2 – инвентарь.

5) Сто ульев на сумму 6400 руб. и пустые ульи 21 шт. на сумму 630 руб.

Что подписями и приложением печати удостоверяется.

Председатель Орг. Комитета Усе. Облисполкома

по Ворошиловскому р-ну А. ДРАТВИН

Секретарь СИНЕЛЬНИКОВ

12 сентября 1937 г.

с. Бортовка, Ворошиловского р-на Усе. обл. ДВК

Ф. 432, оп. 5, д. 4, л. 37

ОБЯЗАТЕЛЬСТВО

Дано настоящее обязательство Ханкинским районным исполнительным комитетом Уссурийской области Дальневосточного края корейскому колхозу “Заря Ханки” того же района в том, что от корейского колхоза “Заря Ханки” районная Тройка по переселению корейского населения из Ханкинского района Уссурийской области Дальневосточного края приняла различного имущества и не убранных посевов на общую сумму девяности три тысячи восемьсот сорок один рубль 25 коп.

Указанную сумму девяносто три тысячи восемьсот сорок один рубль 25 коп. Ханкинский районный исполнительный комитет Уссурийской области Дальневосточного края обязуется по первому требованию корейского колхоза “Заря Ханки” по прибытии его на новое место жительства перевести в отделение Госбанка, которое укажет колхоз “Заря Ханки”.

В случае возникновения после переселения корейского колхоза каких-либо бесспорных денежных претензий – Ханкинский районный исполнительный комитет произведет вычет предъявленной претензии из общей оценочной стоимости имущества и посевов и переведет колхозу остаток после вычета претензии.

Примечание: В числе имущества принято две автомашины типа форд марки ГАЗ, модели “АА” союзн. № 4762 мощн.298451 км. 13 000 балансов, стоимость:

1) 7500 руб.

2) 6800 руб.

Председатель Ханкинского районного

исполнительного комитета советов

Уссурийской области ДВК ПОДОВИННИКОВ

Члены Тройки:

Секретарь РК ВКП(б) ЦИНМЕН

Начальник РО НКВД БЕЛОВ

Ф. 432, оп. 56 д. 4

ЛОБИЩЕВ

КУЗНЕЦОВ, КЛОЧАКОВ

ХАН ДУ-ЕН

АКТ,№7

Мы, нижеподписавшиеся, комиссия в составе: пред. комиссии Суров П. П., Ванюков П. Н, Стариков Н. П., председатель колхоза “1-е марта” Ян составили настоящий акт:

1. Пшеница 72,5 га

2. Овес 24 га

3. Просо 6,75 га

4. Соя 1 га

5. Картофель 3 га

6. Гречиха 16 га

Примечание: 1. Заскирдовано 30 га, в суслонах 42,5 га. Из собранного валового сбора зерна будет погашена натуроплата МТС, также будут возвращены заем колхозам и организациям. Засыпан семенной страховой фонд, остающаяся часть будет распределена на трудодни между членами колхоза “1-е марта”.

Председатель комиссии СУРОВ

Члены: ВАНЮКОВ, СТАРИКОВ

Пред. Колхоза “1-е марта ” ЯН

Ф. 432, оп. 5, д. 4

Председателю Совета Народных Комиссаров Молотову

Копия НКВД Ежову

от колхозников и колхозниц колхоза им. Сталина, Сталинского с/совета Средне-Чирчикскогорайона Узб. ССР

ОБРАЩЕНИЕ

Дорогой тов. Вячеслав Михайлович! Мы, колхозники колхоза им. Сталина, с большими просьбами обращаемся к Вам, как можете дайте более результативный ответ.

Мы переселенцы-корейцы из ДВК Приморской области, Буденовского района с. Перетено переселились на местожительство 9/XI-1937 года по вышеуказанному адресу.

Проживая ровно 7 месяцев, мы получили от государства 123000 рублей неделимого фонда и ссуды на строительство жилых домов колхозников по 1600 рублей и продссуды 3 центн. пшеницы на хозяйство. За счет н/фонда закупили 4 автомашины и с/хоз. инвентарь, и фактически под посев имеем 190 га. Теперь мы, колхозники и колхозницы, обращаемся к Вам, что 123 хозяйствами при переселении всех видов урожая, зарплаты и недвижимого имущества сдано по акту, по ведомостям в сумме 210396 руб. Районная Тройка и одновременно переселенческая комиссия нам объясняли, что по приезду на новое местожительство все получите на местах.

Оказалось, по предъявлению всех актов и ведомостей лишь только получили часть животных, а остальное, как объясняет Всесоюзный уполномоченный при СНК Узб. ССР т. Кабанов, отклоняют к выдаче, мотивируя тем, что у Вас нет подлинных актов и ведомостей, а поэтому выдавать не можем.

Зато имеется копия акта-обязательства, подлинного за подписями председателя райисполкома с приложением печати, которая подтверждает все остальные документы, а СНК Узб. ССР соглашается о выдаче по акту и обязательствам.

Дорогой т. Вячеслав Михайлович! Дайте объяснение долгой затяжки, нами сделан запрос в районную Переселенческую Тройку, телеграфировали 2 раза и письменно 2 раза о высылке подлинных актов, ведомостей. Несмотря на неоднократные запросы и постановление Правительства, нет никакого ответа.

В настоящее время мы находимся в тяжелых условиях из-за отсутствия продуктов питания, а также в денежном отношении, нами получено продссуды в количестве 3 центн. пшеницы на хозяйство, что обеспечило 2-3 месяца, согласно имеющегося контингента в колхозе. Дело было в марте месяце, уже все употреблено полностью.

Снова пришлось ходатайствовать с постановлением общего собрания колхозников колхоза им. Сталина перед уполномоченным СНК Узб. ССР тов. Кабановым об авансировании минимального зерна, продуктов для того, чтобы смогли обеспечить колхозникам продукты питания до поступления подлинных документов из ДВК. НесмотРя на это всесоюзный уполномоченный тов. Кабанов в просьбе отказал, в результате – никаких содействий.

Мы колхозники и колхозницы колхоза им. Сталина вынуждены обратиться с великой просьбой лично к Вам и будем ждать конкретного результата Вашего ходатайства.

По поручению общего собрания колхозников

Пред. колхоза ЛИ СЕНХО

Бригадир КИМ ПИН ЕР

Колхозник ШЕГОЙ

Ф. Р-432, оп. 5, д. 6, л. 310

Помнаркома внутренних дел Узбекской ССР

капитану Государств, безопасности тов. Мееру

Посылаю Вам копию заявления колхозников колхоза им. Сталина, прошу выяснить возможности оказания помощи колхозникам и ускорить разрешение вопроса о компенсации за сданное ими в ДВК имущество.

О результатах просьба сообщить для доклада Зам. Наркома. Одновременно даем указание Хабаровску об ускорении высылки документов.

ВРИО пом. нач. Переселенческого отдела НКВД СССР ГРИНБЕРГ

Ф. Р-432, оп. 5, д. 6, л. 313

Зам. нач. секретариата

НКВД Узб. ССР Саакян

гор. Ташкент

9.V. 1939 г.

Возвращая при настоящем отношение УНКВД по Хабаровскому краю за № 142558 от 10.IV.39 г., отношение НКВД СССР за № 26/20/37337 от 25.111. с. г. и заявление гр. Ким и друг., сообщаю:

а) Положение с жилыми помещениями для корейцев-переселенцев особенно напряженно в сельских местностях. Все намеченные к строительству жилые дома для корейцев-переселенцев начаты, большинство из них доведены до крыш, но окончание строительства задерживается из-за отсутствия леса, который должен поступить по разнарядкам НКЗема Узбекской ССР. Об этом мною и райорганизациями неоднократно сообщалось в УНКВД по Ферганской области и НКВД Узб.ССР, однако перелома в этом вопросе нет.

б) Что касается основной части заявления Ким и друг. о том, что они при переселении вынуждены были бросить и продать за бесценок свое имущество, – при переселении у них были отобраны документы и они (заявители) вообще считают неправильным их переселение, – по этому вопросу сообщить ничего не могу, так как переселение производилось из ДВК и Наманганский ГО НКВД в нем никакого участия не принимал. Паспорта корейцам-переселенцам действительно выданы только на право их проживания в пункте выселения (в частности – в Намангане), на основании указаний НКВД СССР.

Приложение: Упомянутое на 5 разномерных полулистах.

Нач. Наманганского ГО НКВД УзССР лейтенант Госбезопасности КОЛОСОВ

Ф. Р-432, оп. 5, д. 26. л. 147-148

Народному комиссару заготовок Союза ССР

Копия: НКВД Узбекской ССР

В процессе производства операций по расчету с корейскими переселенцами за сданный ими при выселении из ДВК урожай на корню выявлено, что ряд актов, предъявляемых корейцами-переселенцами, не может служить основанием для учинения по ним расчетов, ввиду того, что эти акты соответственно не оформлены, а именно: из акта нельзя установить количество валового сбора урожая, неизвестно, сколько причитается МТС натуроплаты, нельзя установить, в каком районе произведена сдача урожая, акты не скреплены печатью и т.д., и с таким актом, естественно, расчеты не производятся и не могут производиться до их соответствующего оформления. На неоднократные запросы (как самих колхозников, так и наши) с требованием подтвердить законность таких (недооформленных) актов соответствующие районные исполкомы ДВК совершенно не отвечают. Задержка же в производстве расчетов по этой причине вызывает справедливое нарекание со стороны переселенцев, не могущих получить причитающееся им в возврат сданного в ДВК.

В целях ускорения окончательных расчетов с корейцами-переселенцами прошу Вас войти с ходатайством перед Правительством Союза о вынесении соответствующего постановления, обязывающего областные и районные исполкомы ДВК немедленно давать ответы на наши запросы по вопросу уточнения – дооформления актов, выданных переселенческим колхозам на принятый от этих колхозов при выселении урожай на корню.

Для иллюстрации при этом препровождается только часть прошедшей через нас переписки по указанному вопросу. Кроме этого (как сказано выше) ведут по этому же вопросу переписку непосредственно райуполнаркомзаги, базы заготзерна и сами переселенцы, но никто никаких ответов (по имеющимся у нас сведениям) не получает.

Приложение: переписка на 25 листах.

Вр. Уполнаркомзаг СССР по Узбекистану КРЮЧКОВ

Ф. Р-432, оп. 5, д. 4. л. 30

В УН KBД Дальневосточного края

гор. Хабаровск

При этом направляю сведения на сданное имущество, скот и посевы корейцами при переселении их из ДВК в УзССР, для сверки с имеющимися в хозорганизациях ДВК документами.

Одновременно с этим прошу принять меры к ускорению перевода денег корейцам хозорганизациями ДВК, принявшими ценности, т. к. до сего времени несмотря на неоднократные посылки телеграмм колхозами деньги не переводятся.

О принятых вами мерах и о результатах сверки наших сведений с приемо-сдаточными документами прошу сообщить мне.

Приложение: на 56 п/листах.

Пом. наркома внутдел УзССР капитан Госбезопасности МЕЕР

Ф. Р-432, оп. 5, д. 4, л. 11

Председателю Совнаркома СССР –

га. Молотову

От переселенческого колхоза им. Сталина из с. Пуциловка Ворошиловского р-на

Уссурийской области, ДВК, прибывшего в г. Гурлен, Хорезмский округ УзССР.

По поручению общего собрания членов к-за им. Сталина разрешите выразить Вам, дорогой и великий руководитель правительства СССР, большевистский привет и глубочайшую благодарность за горячую заботу о всех трудящихся необъятной родины социализма и в частности о нас, членах к-за им. Сталина.

Наш колхоз возник в 1929 году в жестокой схватке с классовыми врагами. Из маленькой, убогой организации он вырос в крепкое могучее коллективное хозяйство, ставшее, благодаря мудрому руководству и уставу с/х артели т. Сталина, величайшего вождя трудящихся, на путь зажиточной жизни. Сталинский устав с/х артели был и останется для нас горящей путеводной звездой.

Перед выездом в УзССР наш к-з объединял 168 дворов с общим количеством населения 813 душ, из них трудоспособных 220 человек. Мы за сравнительно короткий срок своего существования вырастили могучие кадры, памятуя указания т. Сталина – “Кадры решают все”. Мы имели 32 прекрасно обладающих техникой тракториста, 4 комбайнера, побивших мировые рекорды, 1 ветврача, 1 фельдшера, 16 красных учителей с высшим и средним образованием, 3 счетных работника, 4 бригадира и пр.

Нашей гордостью являются знатные люди – стахановцы, ведущие нас к большевистским успехам. Наш партийно-комсомольский состав таков. Членов и кандидатов ВКП(б) – 15 чел., чл. ВЛКСМ – 27 чел. Мы имели 3186 га посевной площади, основной отраслью нашего к-за было растениеводство с зерновым направлением (пшеница, овес, ячмень и пр.). Перед выездом в УзССР мы передали государству через потребительскую кооперацию пшеницы 1963 цнт., овса 1674 цнт., ячменя 73 цнт. и пр. культур в виде зерна, кроме того, нами передано районной комиссии по приемке хозяйств переселенческих к-в бывшие на корню сои 908 цнт., пайзы (основное питание для корейского населения) 455 цнт. и пр. культуры. Далее, мы передали полную среднюю школу (10-летка), кирпичное здание, одно из самых лучших школьных зданий в сельских местностях ДВК, помещение больницы (кирпичное здание), детясли, постройки животноводческой фермы, склады, зерносушилки, клуб и пр. Поголовья животных мы передали 58 лошадей, 93 головы крупного рогатого скота, 64 свиньи. Кроме вышеперечисленного, мы передали еще ряд инвентаря, с/х машин и транспортных средств, в том числе автомашин. Как достижения мы имели ко дню выезда из ДВК следующее: провели полную ликвидацию бескоровности чл. к-за, добились обогащения трудодня до 10 кг. зерна и 5 р. по денежному распределению, тем самым мы поставили всех колхозников на путь зажиточной жизни, став одним из передовых к-зов в ДВК.

Теперь разрешите обратить Ваше внимание на процесс подготовки к переселению, подготовки на далекий, совершенно неизвестный путь с малыми детьми и бессильными стариками. Казалось бы, что незнание пути и места переселения, величественность расстояния должны вызвать страх. Но дело обстояло как раз наоборот.

Уверенные в твоей заботе до конца и бесповоротно убежденные в правильности генеральной линии ВКП(б) и гениального руководства великого вождя трудящихся т. Сталина, благодаря которому мы все из нищих превратились в зажиточных, мы в момент подготовки к выезду из насиженного, родного места были наэлектризованы чувством величайшего энтузиазма. Мы все были в полном порядке; беспорядков, недовольства нельзя было заметить. При всем положительном состоянии к-зников нельзя было с удовлетворением отнестись к работе комиссии по переселению колхозников и приемке х-в колхозников. Так называемая тройка по переселению в течение 3-х дней проводила работу в нашем к-зе, казалось бы, что за это время можно было бы обеспечить полную приемо-передачу всех ценностей к-за. Но дело обстояло так, что значительные ценности к-зу не удалось передать, комиссия отказалась от приема. Так, 0,24 га посева лука, 5,63 га убранной фасоли, 100 тонн заложенного силоса заброшены. Сама приемка носила характер грубого измерения, не обеспечивающего точности. Так, зерно (пшеницу, овес, ячмень) мы передали не по фактическому весу, а грубым измерением объема.

В результате мы имеем большие потери, даже по тем ценностям, которые приняты комиссией, не говоря уж о заброшенных – не принятых. Также, вернее еще хуже, обстояло дело с приемкой ценностей отдельных членов к-за, которым пришлось по вине комиссии забросить скот, свиней, домашние вещи и др. ценности.

Далее комиссия нас уверяла 12 раз, что на пути следования до места назначения все переселенцы будут обеспечены бесплатным питанием, фактически ни одного случая бесплатного питания не было за все сорок дней следования в пути. Комиссии ничего не стоило обманывать, но нам переселенцам это стоило десятки и сотни тысяч рублей, ибо в расчете на бесплатное питание мы брали с собой недостаточно продуктов, вследствие чего вынуждены были покупать продукты по стоимости, превышающей в несколько раз стоимость переданных и заброшенных продуктов.

По вине комиссии мы оставили без передачи потребительскую кооперацию со всеми товарами и паевыми взносами. Комиссия уверяла нас, что по приезде на место назначения мы получим все, что нам необходимо для хозяйства за счет переданных государству. Но дело обстоит так, что за три с лишним месяца пребывания в месте назначения, несмотря на то, что уже получили землю 818 га, приступили к полевой работе м/ц с лишним назад, несмотря на острую нужду в транспортных средствах к-за, при условии отсутствия построек на месте работы, несмотря на большую рассеянность к-ников и большую отдаленность от полей, несмотря на отсутствие возможности организовать регулярную переброску колхозников, несмотря на неоднократные обращения в местные органы, а также Совнарком УзССР, несмотря на все это нам не дают автомашины. Близится посевная кампания, появляется угроза срыва ее.

Строительство домов велось в целях полнейшего вредительства. 67 возведенных построек для переселенцев на 100% негодны к приему, на днях будем ждать полный развал всех выстроенных объектов. Государство отпускает переселенцам в виде ссуды с рассрочкой на 5 лет по 2 тыс. рублей на двор, передав строительную работу колхозам. Совершенно неизвестно, как при такой беззаботности со стороны местных органов УзССР вести строительство одновременно с выполнением посевного плана.

По плану мы должны выстроить в течение лета и осени 1938 года 168 объектов жилых помещений, кроме того, склады, помещения правления к-за, с/с, клуб, школу на 400 детей, детясли, постройки для фермы и т. д. параллельно с выполнением посевного плана 1937 г., из них посев риса 280 га (самая трудоемкая культура) при наличии 220 трудоспособных членов.

Ставя вышеизложенное до В/сведения, мы просим Вас направить специальную комиссию по содействию переселенческим колхозам для решения стоящих перед нами задач, а именно:

1) Ускорение строительства жилых построек и др. объектов на базе правильного руководства и беспощадной борьбы с вредительством.

2) Возврат переданных государству при выезде из ДВК ценностей к-за: а) автомашины, учитывая, что автомашины в условиях, изложенных выше, приобретают особо важное значение в выполнении посевного плана и строительства, являясь единственным средством бесперебойной переброски рабсилы на места работы, отстоящие от места жительства колхозников, распыленных по разным местам на большие расстояния, а также для переброски продуктов, строительных и проч. материалов и грузов.

б) Компенсация продуктами взамен переданных государству хлебов на корню: сои и пайзы, как основных культур питания для корейского населения.

в) Возврат для компенсации переданных проч. транспортных средств (телеги, упряжи), разных инвентарей, с/х машин и пр.

3. Своевременное обеспечение правильными указаниями в деле искусственного орошения полей, выполнения посевплана 1938 г., учитывая недостаточное, вернее отсутствие руководства со стороны гурленских органов, так как мелиоративно-ирригационное дело и искусственное орошение полей и наконец сами условия УзССР для нас совершенно неизвестны.

4) Обеспечение переселенческих колхозов повседневным руководством путем большевистской перестройки работы руководящих органов р-на (Гурленского), которые не сумели своевременно вскрыть вредительство, творившееся в строительстве построек для переселенческих колхозов.

5) Выяснение всех причин вредительства, отсутствия мер борьбы с ним и примиренческого отношения к нему со стороны районных (гурленских) органов, одновременно принимая меры воздействия.

6) Проверка возведенных построек для переселенческих колхозов, которые на 100% негодны к приему.

7) Большевистская (а не формально-чиновнич.) проверка нуждаемости переселенческих колхозов и скорейшее обеспечение их по всем направлениям: постройки, подготовленность к выполнению посевплана, обеспечить транспортными средствами, с/х машинами, механизация искусственного орошения, вопросы кредитования и т. д., и т. п.

8) Выяснение причин передачи 10 автомашин, поступивших в распоряжение райзо для переселенческих колхозов, МТС, учитывая особое значение автомашин для переселенческих колхозов.

9) Организация специального переселенческого пункта для обслуживания руководства ими со стороны местных органов.

10) Кроме того, как дополнение к посланной Вам ранее телеграмме просим Вас дать специальное руководство о расчете с заготзерно за получение от него пшеницы и муки пшеничной 96% в порядке возврата переданного зерна потребкооперации при выезде из ДВК. Заготзерно требует расчета по оптовым ценам, т. е. до 80 руб. на 1 ц. пшеницы и 91 р. за 1 ц. муки 96%. Мы же передали зерно потребкооперации по хлебозакупочным ценам, т. е. от 15 р. до 17-50 к. за 1 ц. пшеницы в зависимости от ее качества. Цена заготзерна для нас непосильна. Кроме того, мы передали не излишки зерна, а из основного фонда питания, подлежащего распределению по трудодням. Повторяем, что зерно было передано из основного фонда питания в расчете на возврат по передаточной стоимости. Мы обращаемся к Вам, прекрасно сознавая, что отнимаем у Вас дорогое время и внимание, необходимые для великих дел, но мы вынуждены обратиться к Вам, ибо ни местные, ни вышестоящие органы НКВД УзССР не уделяют нужного внимания вопросам переселенческих колхозов. Нашим вопросом никто не занимался и не интересовался. Здесь в начале нашего приезда свободно орудовали и вели подрывное дело ныне разоблаченное Сей-Даль-Хаджаев, начальник строительства Ассанов и гл. инженер Вертинский, оказавшиеся вредителями.

К этому мы считаем нужным отметить наличие местного шовинизма у отдельных работников в р-не. Мы просим Вас, исходя из вышеизложенного, направить комиссию вполне компетентную, полностью уполномоченную в разрешении вышеперечисленных вопросов, ибо нам нельзя ждать долго, нас заставляют действовать наши неотложные задачи.

В заключение мы заверяем вас, великий руководитель Правительства СССР, что передовое знамя, одержанное нами в ДВК, не выпустим из рук в Хорезмском округе. Мы заверяем Вас, что еще выше поднимем знамя пролетарской диктатуры. Желаем вам, дорогой т. Молотов, крепкого здоровья и успеха в Ваших ответственных работах.

За сим до свидания – по поруч. общего собрания подписи и печать

Ф. Р-432, оп. 5, д. 5, л.л. 209-213

Президиуму ДВКрайисполкома г. Хабаровск

Председателю ЦИКа УзССР Ахунбабаеву

Председателю СНК СССР Молотову

Председателю Президиума Верховного Совета СССР М. И. Калинину

23 февраля 1938 г.

Общее собрание бывшего дальневосточного колхоза “Большевик” Ивановского района, Уссурийской области ДВК обращается в Президиум ДВКрайисполкома, к Председателю ЦИКа УзССР – тов. Ахунбабаеву, Председателю СНК СССР – тов. Молотову и Председателю Президиума Верховного Совета СССР тов. М. И. Калинину о том, что в связи с переселением корейского населения из ДВК в Ср. Азию нами сданы Райтройке по переселению Ивановского района Уссур. обл., основные культуры: рис в количестве 86 га, определив предварительно урожай с одного га по 15 цент., и соя-бобы в количестве 15 га. По сдаче вышеуказанных культур Райтройка Ивановского района нам выдала доход в переводе в деньгах. Таким образом, по прибытии в Ср. Азию УзССР колхоз решил распределить доходы членам колхоза и распределено на 1 трудодень 2 руб. деньгами.

Общее собрание членов колхоза просит ЦИК УзССР, Председателя СНК СССР тов. Молотова и Председателя Президиума Верховного Совета СССР тов. М. И. Калинина помочь нам, колхозникам, чем-нибудь заложить фундамент для дальнейшей борьбы за колхозную зажиточную жизнь, ибо мы колхозники-переселенцы – бывшее беднейшее крестьянство ДВК, особенно в данный момент, получив по 2 руб. на 1 т. д., не можем наладить хозяйство. Если бы распределили доходы колхоза натурой – зерном, могли бы сказать – остро не нуждаемся.

По существу говоря, за сданный нами рис – 86 га и сою-бобы – 10 га колхоз получил только по 32 руб. за один центнер риса, а в ДВК в прошлом году за проданный в кооперацию хлеб колхозы получили определенное количество промтоваров, грузовые автомашины и т. д.

Кроме этого, согласно решению правительства, за проданный рис государству свыше 1000 центнеров, колхозы получали премиальную надбавку, но в этом году этого нет. Имущество там на месте сдано: грузовая автомашина “ГАЗ” – 1, тягловых лошадей рабочих – 26 и телок колхозников 16. За них мы еще ничего не получили и неизвестно, когда будет выдано.

Кроме того, при выезде из ДВК нами недополучено за стоимость огородных культур (салат и китайская лоба) в количестве 5 га, по причине непринятия уполномоченным Райтройки Ивановского района в лице зам. Пред. РИКа Гречко. Этот посев колхозом планировался по 3000 руб. с га, таким образом за 5 га на 15 000 руб. от нас фактически не принято.

Просим Президиум ДВКИК, Председателя ЦИКа УзССР т. Ахунбабаева, Председателя СНК СССР тов. Молотова и тов. М. И. Калинина помочь нам, колхозникам, учитывая тяжелую обстановку, и выдать натурой сданный колхозом рис и сою-бобы на 50%. Выяснить по месту нашего жительства и ускорить выдачу сданного нами колхозного имущества: грузовой машины, лошадей и телок колхозников и стоимости огородных культур, каковые выше указаны.

По поручению общего собрания членов колхоза “Большевик”

П/п предправления к/за “Большевик ” КИМ ХОДЖЕН

Член правления к/за КИМ ВАЛЕНТИН

Парторг колхоза КИМ ИНУИК

Ф. 432, оп. 5, д. 9.

Председателю Совнаркома СССР Молотову

от переселенческого колхоза “Красный Октябрь”

Паст-Даргомского района УзССР

ЗАЯВЛЕНИЕ

Наш колхоз “Кр. Октябрь” с Посьетского района, Приморской области, ДВКрай переселился в УзССР Паст-Даргомский район. Перед выездом нами сданы скот 50 голов, лошадей 21 голова и посев разных культур 284 га. Приемочная комиссия приемные квитанции не заверила печатью, даже в приемочной квитанции скота на 50 голов не было подписи приемщика Заготскот. Приемочная комиссия в лице т. т. Коваленко и Карасева заверили на словах, что с оформлением подлинные акты

пришлют по нашему адресу. Ввиду обещания и убеждения комиссии наш колхоз выехал, не оформив актов как следует, т. е. не заверив печатью Посьетского райисполкома.

По приезде в УзССР немедленно мы подали телеграмму-молнию Посьетскому райисполкому и копии в Посьетское отделение Госбанка о перечислении суммы сданного колхозного имущества и продукции, но до сего времени не поступило перечисление суммы за сданное имущество и нет никакого ответа.

Поэтому колхоз “Кр. Октябрь” обратился в Самаркандское отделение Заготскот УзССР о выдаче скота и лошадей согласно приемо-сдаточной квитанции Заготскота Посьетского района ДВК. Заготскот УзССР не выдал колхозу “Кр. Октябрь” 50 голов скота, 21 голову лошадей, мотивируя тем, что документы не заверены печатью. Поэтому прошу вашего вмешательства о разрешении данных вопросов. Помимо того, воздействовать через Наркомфин РСФСР о немедленном перечислении суммы Руб. 72 979 в Паст-Даргомское отделение Госбанка ст. Джума УзССР, на имя колхоза “Кр. Октябрь”, ибо колхозники до сего времени не получили на трудодни ни натурой, ни деньгами. В результате колхозники остаются полуголодными. Нет никаких средств материального обеспечения колхозников, что очень влияет на выполнение плана с/х работ за 1938 год.

Пред. к/х КОГАЙ

Счетовод ПОЙ А.

ст. Джума, Паст-Даргомский район

23 апреля 38 г.

Ф. 432, оп. 5, д. 9

189

Черниговскому Райисполкому

•Уссурийской области ДВК

г. Чернигов Уссурийской

области ДВК

23/1У-38г.

При выселении колхоз “Красный Восток” Сюнхандонского с/совета, по заявлению колхозников, сдал бесплатно Черниговскому мясокомбинату 81 цнт. овса и 5 цнт. пшеничных зерноотходов.

Для учинения расчетов с названным колхозом по месту вселения, прошу рассмотреть копию прилагаемого при этом акта на сдачу указанной выше продукции и срочно нам сообщить:

1) Действительно ли сдано колхозом “Красный Восток” Черниговскому мясокомбинату 81 цнт. овса и 5 цнт. пшеницы бесплатно;

2) Почему эта продукция сдана не на пункты Заготзерно хлеботорга или кооперации, а мясокомбинату.

Приложение: по тексту.

Нач. зернового управления КРЮЧКОВ

Ф. Р-432, оп. 5, д. 4, л. 34

Никакой компенсации натурой им не полагается. Если Вы считаете необходимым, кроме продссуды, выдаваемой колхозникам, отпустить еще по 2-3 центнера зерна за наличный расчет колхозам, сдавшим посевы на корню, пусть Совнарком поставит об этом вопрос в СНК СССР.

Зам. нач. Переселенческого отдела

НКВД СССР майор Госбезопасности ЛАУБЕ

Зам. нач. 1-го отделения ГРИНБЕРГ

Ф. Р-432, оп. 5, д. 9, л. 301

Пом. наркома НКВД Узбекской ССР капитану Госбезопасности Меер

Корейские переселенцы, сдавшие в ДВК посевы на корню по ценам хлебозакупа и заготовительным, обращаются в центральные организации с требованием компенсации им в местах вселения за сданные посевы на корню, зерном.

По указанию Замнаркома НКВД Комдива тов. Чернышева сообщаю, что за посевы, сданные в ДВК на корню, переселенцы получили деньги или ведомость на получение таковых в местах вселения.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »