Живи, корейская песня

Фото Ан Виктора, 2001 г., поет Галина Шин на праздновании Нового года по лунному календарю

Фото Ан Виктора, 2001 г., поет Галина Шин на праздновании Нового года по лунному календарю

Г. А. Шин

заслуженная артистка Республики Узбекистан

ЖИВИ, КОРЕЙСКАЯ ПЕСНЯ!

Первая попытка создать профессиональный корейский ансамбль в Узбекистане была предпринята в 1956 году Ли Николаем Хоеновичем и Пак Ен Дином. В составе ансамбля работали Мария Ким, Дмитрий Тян, Михаил Ан, Ольга Когай и другие. Хотя ансамбль работал нестабильно, неоднократно распадался и вновь организовывался, являясь единственным в Узбекистане профессиональным коллективом, внес значительный вклад в развитие эстрадного искусства узбекистанских корейцев. Со значительными перерывами он просуществовал до конца 60-х годов.

1969 год – год рождения по-настоящему профессионального корейского ансамбля «Каягым» при Узгосфилармонии. В репертуар ансамбля входили народные песни Северной Кореи, песни, вывезенные с Дальнего Востока (такие как «Торади», «Ульсан», «Ариран») и песни советских корейских композиторов, среди которых наибольшей популярностью пользовались произведения Пак Ен Дина – одного из первых профессиональных композиторов среди корейцев бывшего СССР. Пак Ен Дин как раз и являлся одним из создателей и первым художественным руководителем «Каягыма». Старшим поколениям широко известны его песни «Ожидание», «Возмездие старика», «Песня о мире», «Дорога в Пхеньян» и другие.

После депортации корейцев, начиная с 1937 года, корейские песни звучали только в домах, да и то тайком. О том, чтобы петь их на людях, не было и речи. Лишь в 60-70-х годах в репертуар немногочисленных творческих корейских коллективов начали входить народные корейские песни и песни советских корейских композиторов.

Фото Марка Ли. Галина Шин наставляет своих учеников перед выступлением на Новогоднем вечере 2013 г.

Фото Марка Ли. Галина Шин наставляет своих учеников перед выступлением на Новогоднем вечере 2013 г.

Многие корейские певцы стремились получить музыкальное образование в России, где школа вокала была очень сильной. Поэтому выбор Омского культпросветучилища был для меня не случаен.

После окончания училища в 1975 году я вернулась в Узбекистан и сразу же была приглашена в корейский ансамбль «Ченчун» в колхозе «Политотдел». В моем репертуаре было несколько песен наших композиторов (Евгения Ширяева, например) и народные корейские песни, которые я выучила благодаря отцу. У меня папа ведь был скрипачом-самоучкой, мама – пианисткой, так что почва была благодатная для зерен-песен. Папа выучил меня читать и писать по-корейски, говорить и понимать, правда, я не умела, но петь стала сразу, на слух. Парадокс прямо какой-то. Первая корейская песня, которую я выучила – знаменитая «Торади».

В 1984 году «Каягым» объединили с «Ченчуном», оставив название второго, и в этом же году я впервые съездила в КНДР. Пока в качестве гостьи, соотечественницы. Там я пополнила свой репертуар, записав на кассеты для себя народные песни. Среди них -«Сабануль сори», «Ариран» в оригинале и другие.

В 1985 году «Ченчун» гастролировал по Дальнему Востоку 105 дней разъезжали мы по Хабаровскому краю! Так вот там есть город Бекин (у граицы с Китаем), где я впервые по радио поздно вечером услышала корейскую современную эстрадную песню. Называлась она «У причала», и исполнял ее популярный певец Южной Кореи ЧоЕнг Пиль. Я была уверена, что запись идет с Японии, потому что о существовании еще одной родины предков (то бишь Южной Кореи) и не подозревала. Мне сказали, что песни, наподобие этой, звучат по радио каждые два часа практически всю ночь. Я схватила магнитофон и, устроившись поближе к радио, принялась караулить. «Накараулила» целую кассету, записав в том числе и так понравившуюся мне «У причала». По приезду домой я, как смогла, переписала на слух слова с кассеты и принялась ее распевать. Так в мой репертуар вошла первая южнокорейская песня, хотя, напомню, я еще не знала, что это песня из Республики Корея.

К тому времени в «Ченчун» пригласили виртуозного барабанщика из России -Чин ЧунЧера (японец корейского происхождения). У этого суперпрофессионального музыканта оказался золотой фонд кассет всех эстрадных песен Республики Корея! Вы только представьте, какое это было богатство! Благодаря этому человеку я узнала много о Южной Корее и пополнила свой репертуар. Удивительно, что когда я обратилась кЧинЧунЧеру с просьбой переписать эти кассеты, он не отказал, хотя до этого никто не удостаивался такой чести. Из” тех песен я выбрала одну в свой репертуар, называлась она «38-я параллель» (о разделение Севера и Юга). Так в моем репертуаре прочно и надолго обосновались две южнокорейские песни: «У причала» и «38-я параллель», из-за которых я имела в свое время много неприятных и серьезных разговоров, даже проблем, ведь тогда Южной Кореи для нас просто не существовало! Но благодаря именно этим двум песням мне все чаще стала приходить в голову мысль о том, что я должна не только петь песни, но и понимать их, причем не так, поверхностно, а детально. В общем, я серьезно занялась изучением языка. И, как видите, небезуспешно. В 1984 году я попала на ВсемирнуюКореияду, где вновь пополнила свой репертуар, и на сегодняшний день 90% моих песен – корейские. Я считаю, что, каким бы профессионалом не был певец, если он не поет на родном языке, он -полпевца. И меня лично радует, что наши корейские артисты предпочитают песни на родном языке. Хочется отметить такие имена, как Софья Тен, Свира Ким, Маргарита Ким, Владимир Кан, Герасим Юн, Алексей Лигай, в репертуаре которых 80% корейских песен. Виктория Тен, Таисия Ан, Дима Тен, другие молодые певцы пытаются вынести корейские песни и на узбекскую эстраду, что тоже немаловажно, а как приятно, что Фаррух Закиров, Лариса Москалева, КумушРаззакова, ЗиедИшанходжаев другие некорейские певцы поют на нашем, корейском языке! Да, было время, когда боялись не то что петь – разговаривать на корейском, теперь же и по радио, и на телевидение звучат наши песни, молодежь не испытывает того страха, какой до сих пор остался в сердцах более старшего поколения.Корейскаяпесняживет!

Хотелось бы сказать немного о специфике корейской народной песни. Сложность исконно народной корейской песни (фольклора) состоит в манере исполнения. Ни один народ не поет таким неординарным гортанным звуком, как корейский. Обычное, эстрадное исполнение -это смыкание голосовых связок и издавание ими звука, а попробуйте-ка спеть только горлом, не смыкая голосовые связки! Меня, помню, поразило, когда я впервые увидела в Корее такое исполнение: у певца в момент пения кровеносные сосуды по бокам шеи были толщиной в палец! Сама я столкнулась с этой проблемой, когда проходила трехмесячную стажировку в 1991 году в Национальном театре Южной Кореи. Как вокалистка я должна была выбрать одно из двух направлений – либо фольклор, либо классику. Так как классика меня никогда не привлекала, я выбрала фольклор. И уже через несколько дней поняла, что не смогу петь пан сори (так называется в Корее исполнение фольклорного вокала). Причем, чтобы до конца, в совершенстве освоить эту технику, понадобилось бы не менее тридцати лет! В общем, пришлось отказаться и от фольклора, а так как другого ничего не было, я начала заниматься классикой. И на отделении театралов я помогла применить в спектакле песню знаменитого Чо Мен Хи «Мехенга» («Тоска по родине»). Кстати, наши многие корейцы, особенно старшее поколение, знают эту песню, но мало кто подозревает, что она на слова Чо Мен Хи. Я и сама совершенно случайно обнаружила это, перечитывая сборники поэта. Конечно, текст несколько изменился в народной обработке, но, как бы то ни было, это – Чо Мен Хи. А так мне еще привелось петь в хоре оперы «Аида», правда, только на репетициях. Хор состоял из 84 человек, и каждый раз дирижер в отчаянье кричала: «Галина, пойте тише!» Я умудрялась перепеть весь хор. Зато многие подходили и спрашивали: «Откуда у вас такая школа вокала?»

Основная тематика корейских народных песен? Конечно же, все то, чем жил и живет наш народ. Говорят, песня – душа народа. Поэтому и называют народными песни те, что слагаются простыми людьми и так неприхотливы и бесхитростны. В силу того, что корейский народ 400 лет был под игом Японии, все наши народные песни носят отпечаток свободолюбия. Во многих песнях воспевается красота природы. Причем, природы гармоничной, то есть внешне – это природа родного края, внутри – души. Корейские песни современного периода, конечно же, больше о любви. Объясняется это опять же, страхом старшего поколения слагать песни о том, что есть на самом деле. Современные песни более просты и непритязательны.

О себе же могу сказать, что постаралась сделать все возможное и невозможное, чтобы наша корейская песня жила и развивалась. Так отрадно видеть сейчас, как на различных торжествах обязательно поются корейские песни, приятно, что наше молодое поколение, взявшись так рьяно изучать родной язык, не забывает о традициях, о культуре, а как же иначе? И просто здорово, что практически любой кореец нашей республики в состоянии спеть песню на родном языке. Так и хочется крикнуть в эти минуты: живи, песня!

В обработке материала принимала участие журналист О. Нафикова

Источник: “10 лет спустя”, 2000 г., Ташкент.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

1 комментарий

  • Юрий:

    Спасибо Нафиковой и Ан Виктору, много интересного узнал и узнаю благодаря вашему труду. За Галинку-отдельное спасибо!

Translate »