Знакомьтесь: кореевед-этнограф Юндвига Ионова

Отдел вещания на корейском яз.2.04.1990

Записала: Т. Симбирцева Ред.: В. Суриков Виза: А. Левин

ЗНАКОМЬТЕСЬ: КОРЕЕВЕД-ЭТНОГРАФ ЮНДВИГА ИОНОВА

Диктор: Говорит Москва! Продолжаем передачу. Послушайте беседу нашего корреспондента Татьяны Симбирцевой с советским корееведом, ленинградским этнографом Юндвигой Ионовой.

Диктор: Каждый, кто в нашей стране интересуется обычаями и традициями корейцев, хорошо знает книги Юндвиги Ионовой. Они популярны не только у специалистов, ибо читаются как беллетристика – настолько в них много увлекательных сведений, раскрывающих перед изумленными европейцами неведомый мир восточной цивилизации. И что характерно: Юндвига Ионова всегда старается взглянуть на излагаемое изнутри, проникнуть в психологию, передать мироощущение изучаемого народа.

/пленка/

Диктор: Европоцентризм до сих пор чувствуется в оценках дальневосточных материалов не только нашими, но и зарубежными учеными, – говорит Ионова. Мне кажется, что мы, представители Востока и Запада, пока не поняли друг друга до конца. Изучая корейцев, мы невольно переносим наши воззрения на их культуру. Мне всегда хотелось добиться максимального приближения к исследуемой проблеме. Мы часто говорим о взаимопонимании, сближении народов, но это своего рода компромисс. И никто не может рассказать о культуре народа лучше, чем представители этого народа. Можно лишь пытаться приблизиться к этому.

Диктор: Юндвига Ионова посвятила всю жизнь изучению обычаев и культуры корейского народа. С чего же начался ее путь в корееведение?

/пленка/

Диктор: В годы войны ленинградский университет был эвакуирован в Саратов и разместился в здании мединститута, где я тогда училась, – рассказывает Юндвига Ионова. – Как-то проходя по коридору, я увидела на стене объявление о дополнительном наборе в группу японского языка. Я остановилась и уже не могла отойти. Так случай решил мою судьбу. Я оставила медицину и поступила в Ленинградский университет на японское отделение.

Диктор: Юндвиге везло на хороших учителей. Первым ее наставником был Александр Алексеевич Холодович – востоковед широкого профиля, который в послевоенные годы серьезно занялся корейским языком и создал в Ленинграде целую корееведческую школу, которая и по сей день остается одной из ведущих. Холодович – автор первого в СССР корейско-русского словаря, грамматики, ряда учебных пособий. Вторым учителем Ионовой уже в аспирантуре, куда она поступила в 1949 году, стал Николай Васильевич Кюнер, энциклопедист, знаток дальневосточных языков, который еще в 1914 году издал одну из первых в нашей стране книг об экономическом развитии Кореи в начале ХХ века. Он и стал “крестным отцом” Ионовой-корееведа.

/пленка/

Диктор: Николай Кюнер – яркая, неординарная фигура, – вспоминает Юндвига Ионова. – Он был историк, лингвист, этнограф, занимался почти всеми странами Дальнего Востока. Несколько раз его выдвигали на соискание звания академика, но тогда было время, когда ценилось не столько знание, сколько умение показать свою лояльность. В жизни он был очень скромным человеком, с которым можно было обо всем поговорить. Он никогда не навязывал своего мнения, щедро делился идеями. В Институте антропологии и этнографии АН СССР, где я сейчас работаю, хранился богатый архив Николая Кюнера, собранный им во время многочисленных поездок в изучаемые страны еще в начале века. А в Музее антропологии и этнографии имени Петра Великого при нашем институте значительная часть корейской коллекции – это собрание уникальных предметов, спасенных им в 1937 году от варварского уничтожения.

Тот год был для нашей страны кровавым. Сталинские показательные суды, аресты, репрессии всех держали в страхе. Советских корейцев объявили шпионами и насильственно переселили в Среднюю Азию и Казахстан. Сотни старинных корейских книг и произведений искусства были выброшены из хранилищ и музеев и сожжены. Николай Кюнер узнал о свершающемся варварстве из писем друзей и выхлопотал себе командировку в Приморье, во время которой спас немало ценнейших предметов корейской старины. Это был подвиг. Кюнера пытались объявить “пособником японских шпионов”, но, к счастью, обошлось без тяжёлых последствий.

/пленка/

Диктор: Сейчас часто говорят, что люди страдали в сталинское время безвинно, – говорит Юндвига Ионова. – Но люди не были безропотным стадом. Они протестовали, боролись, как могли. Сколько ученых отказывались печатать свои работы, ибо не хотели “украшать” их цитатами из Сталина.

Диктор: Но вам, Юндвига Васильевна, наверное, было проще, чем другим. Ведь темой вашей кандидатской диссертации была “Корейская деревня конца XIX века”, где трудно найти место для ссылок на “отца народов”?

/пленка/

Диктор: Ну, как же, были ссылки, – смеется Ионова. – Сам Николай Васильевич Кюнер подобрал их для меня, а иначе бы диссертация не была принята. Защита состоялась в 1953 году. На ней присутствовало много коллег из КНДР. Они хорошо отзывались о моей работе. Отметили ее и в вестнике “Известия АН СССР” – этой чести удостаивался в те годы не каждый. Я писала диссертацию по литературе и архивам на русском, английском, немецком языках. Очень помогло знание японского. Конечно, у многих японских авторов прослеживается стремление подчеркнуть свое превосходство, но были среди них ученые, которым истина дороже всего. На их труды я в основном и опиралась. На примерах из жизни корейской деревни мне удалось проследить возникновение и развитие элементов капитализма на рубеже веков. Бумажные мастерские – своеобразные мануфактуры восточного типа, регулярные ярмарки, где происходил обмен товарами между районами, свидетельствовали о неизбежности перехода от феодального разобщения к национальному хозяйственному объединению, характерному для капиталистического общества.

Диктор: Всю жизнь Юндвига Ионова изучает Корею конца XIX века. С 1957 года она ездит в экспедиции в Среднюю Азию, на Дальний Восток, на Сахалин, изучает быт и обычаи советских корейцев. Ей еще довелось застать в живых людей, которые помнили Корею в изучаемый период. Их рассказы нашли отражение в ее трудах: очерке о корейцах в этнографическом сборнике “Народы мира”, книге “Обычаи, обряды и их социальные функции в Корее в конце XIX – начале XX века”. В них она пыталась воссоздать фон эпохи в ее экономическом, политическом, историческом и культурном аспектах.

/пленка/

Диктор: Вот уже почти 25 лет я занимаюсь изучением религии, – рассказывает Ионова.- Опубликовала статьи о тотемизме и шаманизме, работаю над монографией о философских воззрениях, которые неразрывны с религиозными. Я изучаю мировоззрение на уровне бытовых обрядов, ритуалов и символов, а это тесно связано с культурой. Конечно, меня стесняет недостаток полевых материалов, ведь мне так и не довелось никогда бывать в Корее, но это беда всего моего поколения. Мы только сейчас, перевалив за 60-летний рубеж, начали выезжать в страны, изучению которых посвятили всю жизнь. Сказывается и недостаточное развитие связей с зарубежными коллегами. Мы столько лет развивались автономно, не зная об исследованиях корееведов в других странах, что приходится только удивляться тому, что мы еще пользуемся авторитетом и нас с вниманием выслушивают на международных конференциях корееведов.

Диктор: Представительница столь редкой и необычной профессии, Юндвига Ионова вместе с тем – дочь своего времени. Как и все советские люди, родившиеся в начале 1920-х годов, она испытала ужасы войны и лишения послевоенного периода, давление сталинской цензуры и безразличие брежневской эпохи застоя. Надо отдать должное мужеству этих людей, целеустремленно занимавшихся наукой. Не было у них ни наград, ни громких похвал, ни высоких окладов, ни престижных заграничных поездок. Тем не менее именно их труды – это та база, на которую опираются сегодня молодые ученые, родившиеся в другое время и потому более счастливые в своей творческой судьбе.

Диктор: Вы слушали беседу нашего корреспондента Татьяны Симбирцевой с ленинградским корееведом-этнографом Юндвигой Ионовой.

Источник: РАУК – “Знакомьтесь: кореевед-этнограф Юндвига Ионова”

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »