Звезды на небе любят друг друга

Анатолий Ким прочитал доклад “Звезды на небе любят друг друга” на Международном Культурном Форуме в Санкт-Петербурге 15 декабря 2015 года. В нем писатель затронул основные вопросы бытия.

Анатолий Ким  9 сентября 2015 г. в день рождения Льва Николаевича Толстого

Анатолий Ким 9 сентября 2015 г. в день рождения Льва Николаевича Толстого

Единственный смысл жизни человека –
это совершенствование своей безсмертной основы.
Все другие формы деятельности безсмысленны по своей сути,
в связи с неотвратимостью гибели.

Лев Толстой.

– Хотелось бы поговорить поподробнее о последнем романе «Радости Рая». На протяжении всего романа герой, переживая множество реинкарнаций, обуреваемый «бесконечным зудом вселенской дороги», перемещается во времени и пространстве в поисках радостей рая, некой сладчайшей радости Икс. Что же это такое?

Главный герой и другие герои «Радостей Рая» не ищут какой-то «сладчайшей» земной радости. Но они мечутся по головокружительным серпантинам реинкарнаций в поисках того, чего никогда не теряли – райских радостей.

Райские радости – это то, не знаю что, это пойти туда, не знаю куда. Это вечная неутоленность человеческого сердца, познавшего всю тщетность и необъяснимость своего появления в каком бы то ни было мире: посюстороннем, потустороннем, параллельном, трехмерном, четырехмерном. Райские радости – это великая компенсация за предельное экзистенциальное отчаяние, – это осушение слез 11 сентября, слез Хиросимы и Нагасаки, Индонезийского цунами.

Радости Рая – это нелогичное внеземное утешение человечества, отдавшего всю силу и красоту своего духовного огня на дело собственного уничтожения, – и светлое упование на то, что этого все же не случится.

– Главный герой романа принадлежит к древней человеческой расе хомо прозорливые. Что эта за раса такая и есть ли в реальной жизни такие люди?

Хомо прозорливые и просто прозорливцы – это действительно особая раса в романе. Все его представители вполне понимают друг друга, владеют единым языком общения. Этот язык позволяет разговаривать реликтовому одуванчику с ученой дамой из Гавайского университета, гигантскому осьминогу с крошечной рыбкой Земфирой, мыши с апостолом Андреем Первозванным и так далее.

Они могли скакать из века в век, туда и обратно, сверху вниз и снизу вверх по Древу Вечности, как резвые белки. Среди живых людей мне встречались реальные прозорливцы, – это индийский махараджа Габиндан Баба Джи, и русский православный старец из Боровского Пафнутьевского монастыря отец Власий, и мой крестный отец Иннокентий Михайлович Смоктуновский, киноактер.

– Одна из самых парадоксальных мыслей романа – мысль о том, что безсмертно тело, а душа, напротив, смертна.

Смерть – это дверь, через которую человеческая душа (часть Мирового Духа) выскользнет в другой мир из земного мира, в котором не может больше существовать.

Человек рождается в материальном мире и получает при этом нематериальную душу. Так Бог дает. Тело вечно вечностью материи. Душа вечна вечностью Мирового Духа. Человек материален и духовен, значит, он вечен. Он был вечен до своего рождения на земле – в дожизни – и будет вечен в «послежизни». Хомо прозорливцы после своей телесной кончины переходили в другую материальную форму и, по закону сохранения энергии и вещества, продолжали свою жизнь в ином виде – бабочкой, слоном, муравьем, дельфином, новым далайламой. Да, чудеса метаморфоз, да, реинкарнация. Таким образом, безсмертная жизнь парит в вечности на двух крыльях – одно крыло уходит в вечность дожизни, до рождения, другое крыло в вечность послежизни, посмертия.

Но своей единственной, неповторимой, индивидуальной сущностью душа не может оставаться вечно на быстротечной трехмерной поверхности бытия. Она-то всегда и умирала, душа, раз и навсегда уходила с лица этой земли, чтобы навечно поселиться в Елисейских полях, в Царствии Небесном, в Тартаре мрачном. Тело после смерти остается на земле в динамично переменчивой вечности материи, проходя через многие и многие виды метамарфоз, поэтому оно безсмертно. Душа же покидает материальный мир навсегда, поэтому она смертна для земного мира.

О восхитительной и ужасающей беспредельной вневременной и внепространственной странной, ни на что не похожей, но удивительно влекущей и родной, сумасшедше красивой и безумно привлекательной картине объемлющего нас физического-метафизического мира, в котором мы все безсмертны, с великой увлеченностью и весельем поведает сверхточным языком классической русской прозы автор нового метаромана «Радости Рая».

– По Киму, время – величайшее заблуждение. А периоды дожизни и послежизни – не менее важны, чем реальный отрезок существования. Как всё это взимосвязано и как соотносится с вечностью?

Что называют вечностью? Это неподвижность времени. Итак, мы живем с убежденностью, что есть время, которое откуда-то куда-то течет. Но откуда и когда начало течь время? И куда оно течет? Время вечно и бесконечно, и безначально. Докажите мне, что это не так. Где и когда оно началось и когда должно кончиться? Итак, вечность не может иметь начала и не может иметь конца. Вечность неподвижна. Стало быть, время ниоткуда никуда не течет. И вообще, – оно не течет и не летит и не падает сверху как волна. И вообще – его нет, время не измерить, как пространство, его нельзя взвесить, как материю, у него нет температурных характеристик. А что же есть? Есть наше тревожное представление, что время летит, проходит мимо, уходит в песок, течет сквозь пальцы, что существует одностороннее движение времени, что в реку времени нельзя войти дважды. С какой стороны и в какую сторону она течет, река времени?

На самом же деле ничего этого нет. Мы измеряем суточное время, глядя на движение часовых стрелок – но разве мы в р е м я измеряем? Нет, мы измеряем бег стрелок по циферблату. Мы составляем годовой календарь, учитывая расстояние продвижения планеты вокруг солнца – разве мы годовое время определяем? Как можно определять то, что не субстанционально? Как измерить то, что не материально, не пространственно? Как давать название тому, чего энергетически не существует? Пожалуйста, дайте мне капельку не того, что новые физики в Европе якобы добыли в коллайдере и назвали «веществом Бога», а того, что мы буднично называем «временем».

Для чего мне так нужно было в своем романе «свалить» понятие времени? Да только лишь для того, чтобы призвать к революции лучшие умы человеческие против той власти, которая беспредельно дико угнетает нас на протяжении всей истории. Я имею в виду власть Смерти. В романе я не отрицаю риторически смерть, это было бы весьма глупо и опрометчиво, когда все смертны и все умирают – я просто художественно ниспровергаю ее всесильную тоталитарную власть над людьми. Опять-таки художественно, то есть убедительно, на чувствах, я показываю, что смерть не есть царица мира, его последняя истина, высшая инстанция суда над жалким узником. Нет, я не говорю, что смерти нет или что она не страшна, я говорю о том, что для человека смерть есть – и естественная от болезней, и неестественная, насильственная от пыток и казней, – но и это не самое главное. Самое главное – смерть есть, но есть и безсмертие. БЕЗСМЕРТИЕ – это не бессмертие по-американски – жить на земле сладкой жизнью бесконечное количество лет.

А то и заморозить себя после смерти в жидком азоте, а потом – через сто лет разморозить и воскресить. Глупо. Некрасиво. Кому нужен будет такой?

Безсмертие человека находится не во внешнем мире, а во внутреннем его психомире. Таким образом, его невозможно достигнуть, а возможно лишь постигнуть. И у того, кто сможет постигнуть своё безсмертие, кто узнает, что безсмертие он уже имеет, – у того всё изменится в представлении парадигмы своей жизни, – ибо он освободится от страха смерти.

Итак, новая парадигма жизни: жить без смерти. Смерть есть всегда зло, боль и страдания.

Рождение и смерть – это явления равного порядка. Не боимся рождения – зачем бояться смерти? Жить без страха смерти – это и есть новая жизнь.

Небоязнь смерти выправит наш горб, образовавшийся от миллионнолетнего раболепного преклонения перед властью смерти. Выпрямившийся человек, оглядевшись окрест, увидит свою жизнь далеко за пределами своего рождения в дожизни, и за пределами смерти – в послежизни. Освободившись от страха смерти, выпрямившийся человек обретёт новое, доселе не испытанное, великое достоинство. Его невозможно будет запугать насильственной смертью и поработить. Не желая служить злу, которое действует именем смерти, человек преодолеет зло и заставит его служить добру.

Осознавшему свое в е ч н о е существование, человеку, ясно представляющему быстротечность з е м н о г о существования – к разумному человеку придут самые лучшие идеи насчет того, как наилучшим образом распорядиться считанными днями своей бренной земной жизни.

БЕЗСМЕРТИЕ намного значительнее для человека в его единении с вечностью. Безсмертное существование каждого из нас в том, что мы уже существовали до нашего рождения – и будем существовать после нашей смерти.

Я полагаю, что если мне удастся в этом убедить своего читателя – опять-таки не умственно, а художественно, то есть чувствами, – то я помогу ему обрести более основательную уверенность в желании противостоять злу смерти – ибо смерть есть всегда зло, боль и страдание.

Обо всех этих вещах я говорил в «Радостях Рая» языком не разума, но чувств, и создавал особую систему эмоционального продвижения мысли по философским дебрям, сквозь толщу косного материала абстрактных понятий и схем. Чтобы обрести должную силу убедительности и свободу действий, я воспользовался одним психологическим качеством, свойственным каждому человеку – да чего там, наверняка и собакам, обезьянам и всем существам с мозгами в голове. Я имею в виду способность видеть сны, во время чего со сновидцем может происходить что угодно, – любые коллизии, встречи, сюрреалистические сращения и сдвиги во времени. Все это происходит как во сне, все убедительно, все достоверно – любые фантазмы! – и ничего объяснять не надо. Все происходит по логике сна! И действительно, в романном пространстве Александр Македонский мог оказаться рядом с К. Э. Циолковским и пить с ним водку, закусывая яблочком сорта «белый налив». Пушкин мог ночевать в толпе бродяг возле московского метро Краснопресненская. Необъяснимая логика сна, использованная как метод организации литературной композиции, дала самые неожиданные результаты и восхитительное, не изведанное доселе чувство свободы!

– Любопытна философская беседа с Циолковским об одухотворённом космосе.

Теперь о Циолковском. Константин Эдуардович Циолковский больше известен в мире и России как отец космонавтики, автор и разработчик ракетных кораблей для межзвездных путешествий. Но совсем мало известен, – в тени своей великой славы предтечи космической эры, – как создатель удивительной философии.

Теория м о н и з м а , учение Циолковского о живой единой вселенной, поражает наше воображение невероятной красотой и оптимизмом. По мысли Циолковского, причиной появления всего космического мироздания и всего, что прилежит к нему, в том числе и такая малость, как разумное человечество на одной крохотной планете, – причиной и целью всей эволюции живого Космоса является Вселенская Любовь Творца мироздания, которого Циолковский называет Высшим Разумом и который непостижим для человеческого разума.

Вселенная создана по законам небесной Любви, благодаря чему звезды в космосе любят друг друга и бережно относятся друг к другу и, законопослушно следуя правилам гравитации, не сталкиваются, но вращаются один возле другого в галантных орбитальных танцах. Вид звездного неба потому столь радостен и прекрасен, что хоровод Вселенной пребывает в великом счастье вечной гармонии космической любви…

Но всю эту величественную и прекрасную картину мироздания я могу увидеть лишь потому, что обладаю Сознанием, высшим даром небес.

Мир существует и без моего сознания – и может существовать вечно. Но без моего сознания мир будет никакой – просто не будет такого, каким я увидел его. Сравнение с человеком. Если я буду без сознания – меня не будет. Меня, таким как я есть, создало мое сознание. Итак, Сознание – это я. Я, Сознание, построил Вселенский дом, чтобы жить в нём. Но не Дом создал меня, чтобы Я поселился в нём. Мой приоритет Строителя явно доминирует над Домом. Однако возникает вопрос: а Кто же построил меня, чтобы я построил дом? Именно этот Некто, создатель моего сознания, и является главной фигурой в деле созидания Вселенского Дома.

– Если говорить о религиозной составляющей романа, то «Радости Рая» – некое соединение-сращивание христианства, буддизма и индуизма, а также языческих верований и атеистических научных гипотез.

Сколько бы ни было в человечестве религиозных систем, как бы ни выглядели они по-разному, но все они сводились к единому: к отношениям людей к Тому, Которого Циолковский называет Высшим Разумом, христиане Отцом нашим, сущим на небесах, мусульмане Аллахом, буддисты Буддой, индуисты Брахмой. Все обращались к единому Богу с мольбой защитить их от сил тьмы, таящих в себе страшные угрозы, от насланных этими силами неодолимых бед – и заступиться перед вероломством и злобой Смерти. В моем романе «Радости Рая» нет ни соединения, ни сращивания разных религий, ни смешения с ними каких-нибудь научных гипотез. Подобный эклектизм недопустим для писателя, который не считает себя основательным философом, но позволяет себе философствовать, иначе он просто не может.

В романе отражены некоторые положения из перечисленных мировых религиозно-философских систем, но все эти умственные усилия направлены в одну общую сторону – упомянуть о вечных надеждах людей на высшую справедливость и о мольбах и защите перед вероломством смерти.

Христианский мотив был в романе тоже направлен в одну сторону – я хотел увидеть в христианстве с его главной идеей Любви – Бог есть Любовь – связь с законом вселенской Любви, столь мощно и простодушно заявленный Циолковским. Звезды любят друг друга – на этом стоит Вселенский Дом.

Трудно ли писался роман? И каков его главный этический посыл?

Роман писался очень просто и радостно, в большом веселии души и совсем не трудно. Это ведь можно почувствовать по кантилене языка и стиля.

Я писал этот роман, чтобы сказать нет Большой Лжи, которая считает, что купила человеческий мир за деньги. Я писал, чтобы сказать нет устоявшемуся самоуверенному мнению, что Большая Удача книги – это большие деньги, которые заплатят за нее. Я писал «Радости Рая», чтобы ответить да тем недоброжелателям, которые скажут мне: неужели ты веришь, что в наш рыночный век блистательных бестселлеров будут читать твой не влезающий ни в какие рыночные ворота грандиозный космический метароман, не в меру перегруженный звездными грезами, тысячью одной ночью словесного волшебства и полный творческой свободы? Да, отвечу я, верю.

— Почему писатели перестали быть «властителями дум»? Можете ли вы представить ситуацию «литература без читателя» и будете ли продолжать писать, если это станет явью?

Писатели перестают быть властителями дум, когда эти «думы» не приходят в головы его современников. Как можно стать властителями того, чего не существует? Смело могу утверждать, что перестройка социализма в капитализм, разграбление великого государства гигантами новорусской демократии, появление сотен миллиардеров на фоне миллионов нищих пенсионеров не пробуждает в мыслящих головах каких-то особенных дум, философских идей, кроме тех, которые назойливо вертятся вокруг слова сколько. Сколько долларов? Сколько евро? Сколько рублей? Сколько процентов? За сколько можно продать? Купить? Предать? Убить? Любить? Это слово тотально главенствует в мозгах у людей современного общества. Но коли еще остались писатели, которые не озабочены подобными думами, и у них есть свои думы, то они так и останутся при них. И писатель наконец-то станет властителем дум – своих собственных, разумеется.

— На какой вопрос вы бы хотели ответить, но его вам не задали?

Я хотел бы ответить на вопрос: «Что вы думаете о будущем России?»

Отвечаю словами одного из «Хомо прозорливых», Махараджи Баба Джи из Индии, у которого я был принят в его ашраме на Старом Дели.

Я задал ему этот же вопрос, и индийский мудрец ответил: «Духовное возрождение и высочайший взлет духовности человечества произойдет в России». (Г. Баба Джи дважды побывал в России – во времена Горбачева и во времена Ельцина). Мне хочется в это верить – несмотря ни на что, и во что бы то ни стало.

Источник: Анатолий Ким

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »